Примечание Администратора сайта: На электронную почту автора статьи приходят комментарии от читателей. Наиболее интересные комментарии (дискуссии) будут размещаться здесь для ознакомления с ними читателей.

 

 

Д и с к у с с и я

на тему крещения по вере между автором статьи

и преподавателем Московской богословской семинарии

магистром богословия Геннадием Савиным

О Завете.‏

Геннадий Савин

18/04/2015

To: imuzychko@hotmail.com

 

Уважаемый Иван!

Дело в том, что Святое водное крещение не является Заветом с Господом. В Завет с Господом человек вступает после своего покаяния. Крещение – это подтверждение Завета. Затем Завет подтверждается в течение всей жизни человека, жизнью освящения и участием в Вечере Господней. Таким образом получается, что Завет – это явление динамическое, а не статической, как это выглядит у вас. Однако наличие разногласий по этому вопросу среди братьев привело к тому, что в вероучениях баптистов это не прописано чеканными фразами.

С уважением

Геннадий Савин.

Магистр богословия,

Кандидат филологических наук,

Преподаватель МБС ЕХБ и РУДН (Москва),

Член библейской комиссии РБО (Москва),

Ответственный редактор журнала «Религия и право»,

Руководитель отдела судебно-лингвистической экспертизы Гильдии экспертов по религии и праву.

 

RE: О Завете.

Ivan Muzychko

18/04/2015

To: savin@mbs.ru

 

Приветствую Вас, дорогой брат Геннадий!
Точка зрения, что ''
В Завет с Господом человек вступает после своего покаяния'', как и утверждение, что человек становится членом Церкви Христовой, Его Тела после своего покаяния, известна и весьма широко распространена. Однако, проблема в том, что такую точку зрения невозможно подтвердить Писанием. Поэтому и Вы в своем  комментарии на мою статью не привели никакого доказательства Вашей точке зрения.
Со следующим Вашим утверждением, что ''
затем Завет подтверждается в течение всей жизни человека, жизнью освящения и участием в Вечере Господней'', как и то, что в этом состоит динамичность завета, я полностью согласен, и моя статья никак этому не противоречит. А то, что существует ''разногласие по этому вопросу среди братьев, то я полагаю, что это нормально, так как ''надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные'' (1Кор. 11:19). Для этого мы и ведем с Вами дискуссию, чтобы выяснить истину.
Божьих Вам благословений!
С уважением И. М.

 

 

 

Завет

Ivan Muzychko

23/04/2015

To: Геннадий Савин

 

 

Приветствую Вас, дорогой брат Геннадий!
В ожидании ответа на мое письмо к Вам от 18 апреля, в котором я ответил на Ваш комментарий к моей статье ''Водное крещение как завет с Господом'', размещенной в ''Христианском Мегаполисе'', хочу высказать еще некоторые диполнительные мои суждения на эту тему. Полагаю, что христианскому академическому сообществу, к которому Вы принадлежите, хорошо известно о разногласии в нашем братстве по вопросу значения крещения по вере. (Моя точка зрения более подробно изложена в моей книге ''Живое христианство и тайна беззакония''). Нет сомнения, что разрешение этого разногласия весьма желательно не только с точки зрения богословия, но и практики жизни в наших
поместных церквах. И поэтому, возникает непонятный вопрос: почему академическое христианское сообщество избегает обсуждения этого вопроса даже в узком своем кругу, например, на страницах того-же Вашего ''Вестнка МБС ЕХБ''? Навряд ли причина в том, что те, от кого это зависит, считают этот спор неразрешимым, или что дискуссия на эту тему не принесет никакой пользы. Возможно причина в том, что этот вопрос уже всесторонне исследован, все вопросы выяснены и поэтому нет надобности начинать новую дискуссию на эту тему? Возможно кем-то вопросы, затронутые в моей статье, уже рассмотрены и показана несостоятельность и ошибочность утверждений, приведенных в статье, и получается, что я изобретаю велосипед?
  Если это так, то не могли бы Вы, дорогой брат, указать источники, в которых всесторонне освещен этот вопрос. А может быть Вы видете в моей статье какие-то ошибки, необоснованные суждения или неправомочные ссылки на места Писания? Я был бы Вам весьма признателен, если бы Вы указали мне на это.
С уважением, искренне Ваш во Христе
И.М.

 

 

 

 

 

Re: Завет

Геннадий Савин

24/04/2015

To: Ivan Muzychko

 

 

Приветствую Вас, дорогой брат во Христе, Иван!

Проблема в том, что Писание позволяет вывести большое количество различных подходов к интерпретации данного духовного феномена, и братство не готово к тому, чтобы выработать единую позицию.

Во-первых. Нужно определиться с базовым текстом Библии. Текст "оригинала" содержит не очень понятное слово, которое в Синодальном переведено как "обещание". Текст Вульгаты, Славянской библии, Армянского перевода дают "вопрошение", с чем я полностью согласен. Поэтому во многих наших общинах при крещении не просят  произносить: "Обещаешь ли Господу служить доброй совестью!".

Во-вторых. Актуальность этой проблемы не так велика, как Вам это кажется. Евангельское сообщество согласилось, что это не таинство, а значит самое важное не членство в общине, пусть даже Вселенской, а личная встреча с Воскресшим.

В-третьих. Возможно Вам кажется, что все прояснив и расставив на свои места, что-то изменится. Поверьте, это не так. Община нуждается не в четких догматических  формулировках, а в теплой дружеской атмосфере любви и взаимопонимания. Поэтому все богословские потуги в области схоластики будут выглядеть как макулатура, которая останется интересна только мне и Вам. Современному христианству нужны не формулировки с углубленной экзегезой, а сострадание.

С молитвой о Вас и Вашем служении

Геннадий Савин.

 

 

 

 

RE: Завет

Ivan Muzychko

01/05/2015

To: Геннадий Савин

 

Приветствую Вас, дорогой брат Геннадий!
Большое спасибо за
  Ваш обстоятельный ответ на мое письмо. В ответ хотел бы высказать несколько замечаний.
Проблема перевода греческого слова
επερωτημα  в 1Петр. 3:21 мне знакома. Участвуя в дискуссии на эту тему, мной еще в 2002 году была опубликована статья в журнале ''Сеятель Истины'' в номере 3-4 за 2002 год. Хорошую статью на эту тему написал Павел Гараджа (http://rusbaptist.stunda.org/dop/obeshanie.htm). Но, конечно,  для академического сообщества подобные аргументы звучат неубедительно. Греческое слово эперотема,  как известно, многозначно и может быть переведено, как обещание, просьба, вопрошение, запрос, вопрос и др. Имея некоторый опыт в переводческом деле, я понимаю, что перед переводчиком в таких случаях стоит важная задача выбрать из нескольких значений наиболее адекватное. Мне незнакомо ни одно убедительное объяснение неудачности синодального перевода текста 1Петр. 3:21. Вот Вы, например, считаете вариант перевода ''вопрошение'' более подходящим. Хоелось бы знать Ваши аргументы в пользу этого варианта. Вариант синодального перевода по моему мнению луше других по следующей причине - он соответствует учению Нового Завета. При встрече человека со Христом через уверование и покаяние происходит рождение свыше, которое включает в себя (в том числе) прощение грехов, очищение и обновление  сердца и освящение совести (Евр. 9:14; 10:10,22). А дальше, получив от Бога добрую совесть, Бог хочет (1Петр. 3:16), чтобы мы старались хранить ее в продолжение жизни от  всякого осквернения (2Петр. 3:14; Фил. 2:15; Кол. 1:22). Поэтому христианин при крещении дает обещание Богу хранить свою совесть доброй и чистой. Все логично и понятно. А что означает 'вопрошение''?
Вы пишите, что этот вопрос не очень актуален в нашем братстве, так как
''самое важное не членство в общине, пусть даже Вселенской, а личная встреча с Воскресшим.'' Я согласен с Вами, что личная встреча человека со Христом, которая приводит к его рождению свыше и делает его дитем Божьим, это самое главное в жизни человека. Но ведь рост духовного младенца тоже очень важен в глазах Божьих (Еф. 4:14), а правильное понимание и исполнение заповеди о крещении является одной из ступеней такого роста.

С Вашим ''В-третьих'' я полностью согласен.
Божьих Вам благословений!
С уважением И.М.

 

 

 

 

 

Re: Завет

Геннадий Савин

02/05/2015

To: Ivan Muzychko

 

Приветствую Вас, дорогой брат Иван! Христос Воскрес!

По поводу слова ЭПИРОТЕМА у меня есть научная статья, которую я писал совместно с Александром Негровым (в прошлом ректор СПХУ, доктор богословия). Кратко изложу ее суть. Дело в том, что это слово не просто многозначно, оно только однажды употреблено в Библии, и во всем объеме древнегреческих текстов употреблено, кажется, только у Геродота (такие слова называются "хапакслегоменон" ). Таким образом, нужно идти хотя бы от этимологии. Есть часто употребляемый глагол ЭРОТАО, который всегда переводится как "просить", "спрашивать". Есть форма глагола ЭПИ-РОТАО, который имеет то же значение типа "попросить", "испросить". У Петра употреблено существительное ЭПИ-РОТЕ-МА (3-е скл.). Получается "вопрошение", "испрошение", что, собственно говоря, есть и в Церковно-славянских текстах. Таким обрзаом получается, что Елизаветенская Библия, Геннадиевская Библия и авторы др.текстов поступили на много честнее переводчиков Синодального текста. Поэтому я хочу переформулировать вопрос: откуда авторы синодального текста взяли "обещание", если это ниоткуда не вытекает (хотя у меня есть объяснение этому феномену, посмотрите англ. варианты, там вообще - присяга, KJV). Синодальный перевод - это удивительное явление, можно говорить о сотнях мест, которые есть только в нем, но совершенно другая мысль в текстах на языке оригинала. Что поделаешь, когда встает вопрос выбора между догматикой и подлинником, почти всегда догма побеждает. В этом самая большая беда христианства. Будучи членом библейской комиссии Российского библейского общества, я это ощутил на себе, поскольку являюсь переводчиком и редактором Современного перевода РБО. Главный агумент некоторых моих коллег (все они православные): церковным людям истина не нужна, им нужна привычная божья правда.

Что касается Завета, то здесь важно разобраться в целях: зачем мы это обсуждаем?

Подойду с другой стороны. Протестанты до сих пор спорят о кальвинизме и арменианстве. У всех свои аргумнты из Библии. Но дело не в Библии. Просто кальвинизм нужен молодым, энергичным, деятельным людям, которые много делают и много ошибаются. Им по-зарез нужна доктрина вечной безопастности. Кстати, протестантизм не имеет никакого отношения к возврату к первому христианству, это сказка для простых верующих. Протестантизм - религия капитала, молодой буржуазии. 

Подведем итог, можно бесконечно дискутировать на разные богословские темы особенно на уровне экзегетики, - это ни к чему не приводит. Духовная ситуация в Москве выглядит примерно так: люди перемещаются из церкви в церкоовь, меньше всего их интересует догматика, болше всего участие в их личной духовной жизни. "Заветом" их к общине не привязать. Можно разработать самое правильное вероучение и остаться без людей (примеров очень много, такие церкви мы называем "театром одного актера"). Поэтому прежде чем включиться в богословский диалог, я всегда задаюсь вопросом, что это дает практически? В конец концов, духовная жизнь каждого человека - это его личное дело, иногда пастыри слишком много на себя взваливают, придумывая для себя кучу ответственностей.

Я знаю, что в америке ситуация иная (я там учился), вы живете на много более общинной жизнью, чем мы; возможно, это и есть основная причина наших некоторых разногласий.

С уважением

Геннадий Савин.  

 

 

Re: Завет‏

Геннадий Савин

Attachment

02/05/2015

To: Ivan Muzychko

Еще раз приветствую Вас, дорогой брат Иван!

Прикрепленным файлом высылаю статью.

С уважением

Геннадий.

 

 

Авторы: А.И. Негров, Г.А. Савин

Тема доклада: К вопросу о крещении: обещание или вопрошение?

 

Тема Святого водного крещения для христианского мира не нова, и, казалось бы, что за более чем столетнее существование Евангельские церкви уже были должны с высокой степенью ясности и определенности разобраться и с богословием, и формой, или способом, и многими другими аспектам этого догмата. Однако, как показывает жизнь поместных протестантских общин, дело обстоит не совсем так. С одной стороны, можно посетовать на такое положение дел: неужели у христиан разных эпох не хватало времени, жизненного и духовного опыта или богословской квалификации? Но, с другой стороны, следует отметить нечто иное: Евангельские церкви, как и молодые христианские церкви первого века, продолжают жить напряженной духовной жизнью, не удовлетворяясь окаменевшими традициями и преданиями, оставшихся им в наследство от выдающихся авторитетов прошлого. Постоянное осмысление и переосмысление собственной духовной жизни, практической и теоретической духовной деятельности, герменевтической традиции является неотъемлемой частью жизни во Христе, той самой жизни, о которой ап. Павел говорил как о  «созидании Тела Христова доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия …» [Еф 4:12-13].

Ключевым текстом Священного Писания, используемым в вероучении и богослужебной практике Евангельскими христианами-баптистами, является 1 Петра 3:21, в котором речь идет о крещении, как «обещании Богу доброй совести» [РС ЕХБ, Вероучительные, духовные и организационные основы 2010, 19]:

Так и нас ныне подобное сему образу крещение, не плотской нечистоты омытие, но

обещание Богу доброй совести, спасает воскресением Иисуса Христа.

Проблематичность варианта прочтения словосочетания «обещание Богу доброй совести» заключается в том, что греческое слова e]perw<thma (eperotema), которое в Синодальном переводе переведено, как «обещание», может употребляться в трех вариантах значения (трех лексико-семантических вариантах): (1) 'вопрос', как у Геродота (V в. до н. э.); (2) ‘просьба', ‘призыв’, что, с нашей точки зрения, наиболее релевантно контексту Нового Завета и 1 Пет. 3:21; (3) ‘залог', 'обещание' 'обет', как поздний вариант, содержащий богословское переосмысление данного фрагмента Нового Завета [Louw & Nida 1988 1989, 33.162].

 Учитывая сложность и многогранность доктрины крещения, а также неоднозначность в переводе и толковании лексической единицы e]perw<thma (eperotema), употребленной в тексте Нового Завета всего лишь один раз, предлагаем рассмотреть данное слово и некоторые богословские положения (как видимого знака, символа и т.п.) в нескольких аспектах, а именно: в грамматическом (словообразовательном и синтаксическом); логическом анализе смысловой сочетаемости и богословском. Но прежде, чем мы рассмотрим проблему во всех этих аспектах, приведем исследуемый нами текст 1 Послания Петра 3:21 на языке оригинала и в наиболее культурно и богословски значимых переводах:  

(а) Греческий текст критического издания:

καὶ ὑμᾶς ἀντίτυπον νῦν σῴζει βάπτισμα, οὐ σαρκὸς ἀπόθεσις ῥύπου ἀλλὰ συνειδήσεως

ἀγαθῆς ἐπερώτημα εἰς θεόν, διἀναστάσεως Ἰησοῦ Χριστοῦ, 

 (b) Перевод «Вульгата»:

Cuius  antitypum, baptisma, et vos nunc salvos facit, non carnis deposition sordium sed

conscientiae bonae rogation in Deum, per resurrectionem Iesu  Christi.

(c) Церковно-славянский перевод:

Сегоже воображение ныне и нас спасает крещение, не плотския отложение

скверны, но совести благи вопрошение у Бога.

(d) Перевод на английский язык: Second revise edition 1985:

Baptism, which corresponds to this, now saves you, not as a removal of dirt from the body

but as an appeal to God for a clear conscience, through the resurrection of Jesus Christ.

(i) Современный перевод РБО:

Это символ крещения, которое теперь спасает вас. Крещение – это не смывание

грязи с тела, но обещание (?!) данное чистой совестью Богу, спасающее вас

воскресением Иисуса Христа. Однако тут же в сноске следует сжатый комментарий, дающий совершенно иной вариант прочтения и понимания: «Возможен другой перевод: просьба к Богу о чистой совести».

Итак, «вопрошение», «испрошение», «просьба» или «обещание»?

Простое рассмотрение смысла лексической единицы e]perw<thma (eperotema) в ее этимологическом значении и в некоторых весьма значимых переводах Нового Завета поддерживают только «просьбу», «вопрошение» и т.п. Как следствие, возникает вопрос: откуда появилось «обещание»? Для того, чтобы хотя бы предположительно ответить на данный вопрос мы начнем наше небольшое исследование с экзегетического анализа текста, базирующемся на рассмотрении грамматики.

Морфологический и словообразовательный аспект анализа слова e]perw<thma в контексте 1Пет. 3:21.

Изучая данное слово с точки зрения грамматики, как уровня позволяющего взглянуть на языковую единицу наиболее абстрактно, необходимо отметить, что e]perw<thma отглагольное существительное. Грамматически выстраиваются следующие словообразовательные ряды: глаголы e]rwta<w e]pi-erwta<w e]perwta<w (в результате элизии выпадает гласный i (йота), т.к. греческий язык в большинстве не терпит зияний, т.е. употребление нескольких гласных подряд) → e]perwtw? (варианты НЗ и LXX) и → существительное e]perw<thma. Отметим, что ни в одном из исследуемых нами контекстов Нового Завета, Септуагинты и ряда классических текстов данные глаголы не используются в значении ‘обещать’, во всех случаях прослеживается значение ‘просить’, ‘испрашивать’, ‘вопрошать’ и т.п. Возможным аргументом в пользу столь существенного изменения лексической семантики слова (вернее сказать ее корня, носителя лексического значения) может быть изменение частиреченой принадлежности данной лексемы.

Действительно частичное изменение семантики слова происходит в случае изменения частиречной принадлежности. Например, пары учить – учитель, читать – читатель, писать – писатель образуют словообразовательный тип по частиречной и формальной характеристикам. Семантические характеристики в них только частично совпадают, ведь  учитель – это не всякий учащий, но тот, кто учит, например, в средней школе, писатель – не всякий, кто пишет, но тот, кто пишет художественные произведения. Так что семантические различия в парах совпадают не полностью, однако частичное совпадение весьма значительно: во всех парах имеются отношения между действием и лицом, охарактеризованным по этому действию. Это обстоятельство позволяет все пары относить к одному словообразовательному типу [Новиков 1999, 356]. Как же в нашем случае получилось так, что при переходе от e]pierwta<w к e]perw<thma в переводе перешли от «просьбы/вопрошению» к «обещанию»?

Существует мнение, что e]perw<thma является синонимом отглагольного существительного e]paggeli<a (такой вариант дает одна из наиболее распространенных библейских симфоний [Библейская симфония с ключем к еврейским и греческим словам 1998, 715]). Нам не понятно лингвистическое основание для такого соотнесения. Можем лишь предположить, что к подобному выводу исследователей привел одинаковый префикс данных глаголов: префикс e]pi-. Если это так, то следуя данной логике, необходимо признать, что слова на-девать, на-блюдать, на-значать, на-чинать – это синонимы, т.е. если не одно и тоже, то близкие по смыслу слова. Конечно же, такое утверждение может сделать только человек, который вообще не знает и не понимает русского языка,  т.к. приставка «на-» не вводит данные глаголы в единый синонимический ряд. Так и в древнегреческом языке, префикс e]pi- не может ввести в одно семантическое поле такие разнородные глаголы, как e]rwta<w  и a]gge<lw и, как следствие, отглагольные существительные e]p-aggel-i-<a и e]p-erw<th-ma поскольку, даже не зная древнегреческого языка, можно определить, что и глаголы, и существительные, от них образованные, имеют различные корни.

В этой связи отметим, что с точки зрения морфологического и словообразовательного аспектов семантические поля этих отглагольных существительных не приближаются друг к другу (о частичном наложении даже не идет и речи).

Следующим возможным обоснованием синонимичности данных слов могло бы стать их рассмотрение в непосредственном контексте (к сожалению, эту прописную истину практически все исследователи игнорируют). Непосредственный контекст в данном случае – это e]perw<thma  ei]j  qeo<n 'вопрошение/обещание Богу'. С формально-грамматической синтаксической точки зрения, принятой в структурной лингвистике, данную пропозицию можно выразить схемой … N1ei]jN4. Эта несложная схема означает наличие мощного влияния правого контекста на e]perw<thma, способного значительно изменить лексическую семантику слова. Для лучшего понимания мысли дадим несколько примеров из древнегреческого языка, снабдив примеры русскими переводами, также иллюстрирующими данную идею: приведем примеры словосочетаний глаголов со значением ‘говорить’, в которых реализуется подчинительная связь управления:

·        o@ti peri>  au]tw?n  le<gei  [Мф 21:45], ‘потому что Он говорил о них’;

·        i!na  mhdeni>  le<gwsin  peri>  au]tou?  [Мк 8:30] , ‘чтобы никто ничего не говорил о Нем’;

·        ei]rh<kei  de>  o[  ]Ihsou?j  peri>  tou? qana<tou  au]tou? [Ин 11:13] ‘говорил же Иисус о смерти своей’;

·        tou? lalhqe<ntoj  au]toij  peri>  tou? paidi<ou  tou<tou    [Лк 2:17] (досл.) ‘был говоривший им о ребенке этом’.

Все вышеприведенные случаи иллюстрируют наличие общего управления глаголов семантики ‘говорить’ т.е. сам глагол управляет своим дополнением с помощью предлога peri< русского эквивалента 'о' (говорить: о ком? о чем?). Следуя этой логике, отглагольное существительное e]paggeli<a в словосочетаниях с подчинительной связью управления должно было иметь предлог (послелог) ei]j, подтверждающий синонимичность e]paggeli<a и e]perw<thma, однако несмотря на высокую частотность употребления данного существительного в библейских текстах, ничего подобного в них мы не находим.

Таким образом, мы получаем еще один лингвистический аргумент, не подтверждающий синонимичность e]paggeli<a и e]perw<thma. В результате есть вполне логичное основание вернуться к ‘вопрошению’, ‘испрошению’, ‘просьбе’, поскольку эти значения слова e]perw<thma подтверждаются: а) этимологией данного слова; б) отсутствием семантической, синонимической связи данного слова со словами семантики 'обещание', ‘обет’, ‘завет’ и т.п.; в) наличием слов-эквивалентов ‘вопрошение’, ‘испрошение’ лексическим единицам, употребленным в традиционных переводах 1Пет.3:21 (Церковно-славянском, Вульгате, и т.п.).

Логический анализ 1Пет.3:21 в варианте Синодального перевода. С точки зрения языковой логики выстраиваются следующие логические синтаксические реляции, или отношения:

а) некий субъект (он же субъект речи) принимает крещение;

б) крещение (метафора, или символ, обозначающий нечто большее, чем просто погружение/омытие) обещает объекту речи (Богу), что данный акт – обещание (завет, залог, договор, т.е. то, что будет обязательно, неукоснительно выполняться) – гарант стабильных отношений с объектом договора;

в) однако, крещение само по себе не имеет действенной силы, поскольку спасает только, вмешательством Иной Личности (воскресением Иисуса Христа).

Давайте попробуем ответить на вопросы?

- Неужели человек действительно готов гарантировать (обещать) Богу чистую добрую совесть? Как же слова псалмопевца Давида? «Испытай меня, Боже, и узнай сердце мое; испытай меня и узнай помышления мои; и зри, не на опасном ли я пути, и направь меня на путь вечный» [Пс 138:23-24].

- Если подлинная спасительная сила крещения в воскресении нашего Господа и Спасителя Иисуса Христа, то каково наше участие в деле Христа, Его славном, спасительном воскресении? Вспомним слова апостола Павла: «Ибо благодатью вы спасены через веру, и это не от вас – Божий дар, - не от дел, чтобы никто не хвалился» [Еф 2:8].

Итак, остаются вопросы, которые, с нашей точки зрения, в данном дискурсе следует оставить без прямых ответов, чтобы пытливый просвещенный разум благословенного читателя не остался без собственного плода в размышлении на над текстом Писания и нашей традицией, через призму которой мы так привыкли истолковывать боговдохновенное Слово.      

Несколько богословских рассуждений. Итак, на сегодня мы вынуждены констатировать, что Синодальный перевод и современная интерпретация текста 1 Петра 3:21 с филологической точки зрения не выдерживает никакой критики, однако на подготовительных курсах по крещению человека подводят к пониманию исполнения заповеди крещения с позиции личной полной готовности дать Богу обещание. Но давайте искренне зададим себе вопрос: как нормальный, здравомыслящий, духовный человек может сказать Богу: «Да, Господи, я даю тебе обещание иметь чистую, непорочную, святую совесть!». Если крещаемый способен обещать (а значит и имеет потенциальную возможность выполнить свое обещание, в противном случае любое обещание – заведомый обман), то какое место в этом исполнении заповеди занимает воскресение Иисуса Христа? Ведь Голгофская жертва Спасителя и победное воскресение Господа нужны не для способных дать торжественное обещание быть верным во всем и всегда, а убитых горем людей, осознавших свою ничтожность и неспособность даже приблизиться к Богу. Именно поэтому и крещение, как символ духовного перерождения человека связан со смертью, пунктом невозврата к прежней жизни. Но кто способен выстоять и выполнить это обещание или даже еще более тяжелый вариант: завет, присягу, обет? И кто из библейских героев веры был такой верный и непогрешимый, выполнивший до конца свои обеты: Адам? Моисей? Давид? Соломон? апостол Павел или апостол Петр, который сам это и написал?  Очевидно, что никто, или, вернее сказать, все, но не всегда. Выполнить это обещание было под силу только Иисусу Христу. А если это так, то зачем же мы взваливаем такую ношу на души христиан?!

Смысл крещения заключается в подведении человека к осознанию своей полной несостоятельности, ибо крещение – это вопль о помощи, крещение – это просьба, вопрошение, испрошение у Бога доброй совести. В знак своей несостоятельности человек показывает, что единственная дорога, без Бога, у него в могилу (водяная могила символизирует эту смерть, хотя и здесь можно поспорить, что нужно крестить полным погружением, поскольку речь не идет о могиле, а об омовении мертвеца перед погребением).

К сожалению, сегодня мы, Евангельские христиане-баптисты, уже слишком подавлены традицией, своими собственными богословскими формулами: крещальными, евхаристийными, венчальными, погребальными, освящальными и т.п. Глубоко не вникая в Живое Слово, мы постепенно обрастаем традициями и обрядами, пытаясь не обращать внимания на то, что Живой Дух Библии не позволяет нам успокаиваться на достигнутом, но побуждает к переосмыслению древних текстов в соответствии с современными вызовами жизни.

Выбирая между «обещанием» и «вопрошением» мы становимся перед выбором своей позиции перед Богом как Абсолютом: обещать Богу иметь добрую, непорочную совесть, т.е. ни в каком случае, ни в каких обстоятельствах не отступать от Истины, даже в мыслях и чувствах; или с величайшем смирением признать, что абсолютная чистая, непорочная совесть – это такой уровень духовной зрелости, который для нас практически недоступен (Бедный я человек, кто избавит меня от сего тела смерти), но крайне желателен, и мы молим Бога о том, чтобы Он всегда корректировал нас, наш духовный императив, нашу несовершенную совесть. Акт крещения – это отождествление себя с умершим человеком, для которого крещение – это видимый знак (символ) своей неспособности достичь Божеского совершенства, но в этот величайший момент своего смирения, крещаемый должен осознать, что это погружение или омовение – шаг спасения, которым он просит Господа и Спасителя Иисуса Христа, быть с Ним всегда. Так и мы спасаемся воскресением Христа, вопрошая Бога о милости к себе в величайшем сокрушении и смирении, осознавая величие жертвы Христа.

 

 

 

 

Использованная литература

1. Библия. Книги Ветхого и Нового Заветов. Перепечатано с Синодального издания. М.: ВСЕХБ, 1989.

2. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета на церковнославянском языке с параллельными местами. – М.: Изд. РБО, 1993.

3. Радостная весть. Новый Завет в переводе с древнегреческого. Учебное издание – М.: Рос. Библейское общ, 2009. – 560 с.

4. Библейская симфония с ключём к еврейским и греческим словам. Copyright, 1998 Bob Jones University, 1700 Wade Hampton Blvd. Greenvill, SC 29614, U.S.A.

5. Российский союз Евангельских христана-баптистов. Вероучительные, духовные и организаторские основы – М.: Изд. РС ЕХБ, 2010. – 159 с.

6. Современный русский язык: Учебник: Фонетика. Лексикология. Словообразование. Морфология. Синтаксис. – 2-е изд., испр. и доп/ Л.А. Новиков, Л.Г. Зубкова, В.В. Иванов и др.; под общ. ред. Л.А. Новикова. – СПб.: Изд. Лань, 1999. – 864 с. 

7. Novum Testamentum Graece. Nestle-Aland. Deutsche Bibelgesellschaft. Stuttgart.  1993.                Schmoller Alfred. Handkonkordanz zum Griechischn Neuen Testament. Deutsche Bibelgesellschaft. 26 Auflage. Stuttgart. 1989.

8. Greek-English New Testament. Revised Standart Version, 2nd edition, 1985.

9. Louw P.J and Nida E.A. Greec-English lexicon of the New Testament: based on semantic domains. Published by the United Bible Societies, New York, NY 10023, USA 1988, 1989. P.407.

 

 

 

12 мая 2015г.

Приветствую Вас, дорогой брат Геннадий!

Благодарю Вас сердечно за Ваше пространное письмо и особенно за Вашу статью. Статья оказалась для меня особенно интересной, так как через нее я как бы смог заглянуть на ''богословскую кухню'' и увидеть не только готовый богословский продукт (учение или догмат), но и как он создается.

Сознавая свою недостаточную квалификацию, хотел бы все же высказать свои соображения и впечатления от прочитанного. Для решения вопроса, какое же наиболее обоснованное значение следует избрать при переводе на русский язык греческого слова еперптема, Вы проводите анализ этого слова в трех аспектах, а именно: в грамматическом (словообразовательном и синтаксическом); логическом анализе смысловой сочетаемости и богословском. Не будучи лингвистом и не филологом, не считаю себя вправе высказываться о первом аспекте анализа. Выводом из этого анализа является предпочтительность перевода этого слова как вопрошение.

Что касается логического и богословского анализа, то у меня сложилось впечатление, что в этом анализе как-то смешаны две богословские проблемы, имеющиеся в тексте 1Петр. 3:21. Одна проблема – это значение слова еперотема, а вторая проблема – что значит ''крещение спасает'', учитывая, что, согласно нашему вероучению, человека спасает не крещение, а вера и покаяние. По моему, это две разные проблемы и их совместное рассмотрение мешает ясности и определенности выводов. Во всяком случае основной аргумент,  вытекающий из этих последних аспектов анализа, сводится к следующему: как может человек  обещать Богу иметь добрую и чистую совесть, когда он не может жить, не согрешая, ведь даже Писание говорит: ''Все мы много согрешаем'' (Иак. 3:2). ''Если говорим, что не имеем греха, - обманываем самих себя, и истины нет в нас'' (1Иоан. 1:8). Вот главные аргументы авторов статьи против обещания Богу доброй совести:

'' Неужели человек действительно готов гарантировать (обещать) Богу чистую добрую совесть? Как же слова псалмопевца Давида? «Испытай меня, Боже, и узнай сердце мое; испытай меня и узнай помышления мои; и зри, не на опасном ли я пути, и направь меня на путь вечный» [Пс 138:23-24]''.

''Но давайте искренне зададим себе вопрос: как нормальный, здравомыслящий, духовный человек может сказать Богу: «Да, Господи, я даю тебе обещание иметь чистую, непорочную, святую совесть!''

Я думаю, что причина таких недоуменных вопросов кроется в простом недоразумении (misunderstanding). По моему, нельзя смешивать добрую совесть и непогрешимость. Обещание Богу хранить добрую и чистую совесть – это не обещание никогда не согрешать, быть безгрешным. Обещать Богу не согрешать – это действительно бессмаслица или ''заведомый обман'', как Вы пишите в своей статье. Основное назначение совести – обличать человека, когда он согрешает. И когда христианин, услышав обличение совести, исповедуется в этом согрешении и исправляет допущенное нарушение, то совесть его не перестает быть доброй. Она становится недоброй и нечистой только тогда, когда христианин пренебрегает голосом совести, заглушает его и не кается в соделанном грехе. Таким образом, обещание Богу доброй совести – это обещание быть послушным голосу совести. Вот как об этом пишет П. Гараджа:  '' Добрая совесть, добросовестность – это, прежде всего, послушание. И, обещая Богу добрую совесть, мы даем своеобразный обет послушания.

Заметьте, называя человека добросовестным, мы вовсе не имеем в виду, что он безгрешен или никогда не ошибается. Нет, мы понимаем, что так прожить невозможно. Но мы знаем, что добросовестный человек сделает все от него зависящее, чтобы выполнить порученное ему дело самым тщательным и лучшим образом. Что он приложит к этому все свое старание.

Обещание доброй совести (обет послушания) не означает, что мы превратимся в безупречных христиан сразу после крещения, но то, что мы будем стараться стать таковыми, прилагать к этому все свои силы, любить Господа, Церковь, ближних своих, пребывать в Слове, посте и молитве, идти путем правды''. (http://rusbaptist.stunda.org/dop/obeshanie.htm)

Вы пишите в своей статье: '' Но кто способен выстоять и выполнить это обещание или даже еще более тяжелый вариант: завет, присягу, обет? И кто из библейских героев веры был такой верный и непогрешимый, выполнивший до конца свои обеты: Адам? Моисей? Давид? Соломон? апостол Павел или апостол Петр, который сам это и написал?  Очевидно, что никто, или, вернее сказать, все, но не всегда''.

И здесь тоже недоразумение. Все эти библейские персонажи, как и все люди, по природе грешники, и никто из них не прожил жизнь не согрешая, но все они праведники, ибо они, согрешая, каялись в своих грехах и потому сохраняли совесть свою доброй и чистой. Вот их свидетельство: '' Посему и сам подвизаюсь всегда иметь непорочную совесть пред Богом и людьми'' (Деян. 24:16). '' Благодарю Бога, Которому служу от прародителей с чистою совестью'' (2Тим. 1:3). '' Ибо мы уверены, что имеем добрую совесть, потому что во всем желаем вести себя честно'' (Евр.13:18). А Дух Святой через Апостола Петра призывает верующих иметь добрую совесть: '' Имейте добрую совесть, дабы тем, за что злословят вас, как злодеев, были постыжены порицающие ваше доброе житие во Христе'' (1Петр. 3:16).  А если есть такое Божье повеление, то естественно для Него проемлемо и обещание. Так что Ваш богословский аргумент против обещания мне кажется несостоятельным, так как обещание доброй совести это не обещание безгрешности, а обещание добросовестно стараться выполнять все заповеди Христовы.

          Важно то, что как Вы, так и другие богословы признают, что слово еперотема  употреблаяется в греческих текстах не только в значении просьбы, вопрошения,но и, хоть и редко, в значении обещания. Поэтому перед переводчиком стоит задача выбора между этими двумя значениями. Чем должен руководствоваться переводчик? Мне кажется тем, чтобы выбранное значение соответствовало учению Писания. А Писание говорит о том, что очищенную и добрую совесть человек получает не через крещение, а через уверование во Христа и покаяние. Крещение принимает уже верующий человек, уже имеющий чистую и добрую совесть. Какой же смысл просить при крещении добрую совесть? А вот обещать Богу хранить эту добрую совесть, то есть добросовестно стараться жить по заповедям Христа, по воле Божьей и быть верным Богу, вполне соответствует учению Нового Завета (1Петр. 3:16; 1Кор. 4:2; От. 2:10).

Еще одно соображение в пользу обещания. Обещать Богу добрую совесть – это соответствует вероучению ЕХБ. А просить Бога о доброй совести при крещении противоречит вероучению ЕХБ по причине, о которой говорилось выше. Просить у Бога  добрую совесть при крещении соответствует православному вероучению, так как в православии считается, что человек  через крещение получает благодать Духа Святого, которая обновляет сердце человека и очищает его совесть. Поэтому у меня к Вам вопрос: как это Вы, будучи преподавателем богословской семинарии ЕХБ, в своей работе защищаете не баптистскую, а православную позицию в вопросе перевода на русский язык слова еперотема в тексте 1Петр. 3:21???

Вот пожалуй и все, что я хотел сказать по обсуждаемому нами вопросу. На этом можно было бы закончить мое письмо, но я не могу проийти мимо одного высказывания в Вашем письме. Вы пишите в своем письме: '' Протестанты до сих пор спорят о кальвинизме и арменианстве. У всех свои аргумнты из Библии. Но дело не в Библии. Просто кальвинизм нужен молодым, энергичным, деятельным людям, которые много делают и много ошибаются. Им по-зарез нужна доктрина вечной безопастности. Кстати, протестантизм не имеет никакого отношения к возврату к первому христианству, это сказка для простых верующих. Протестантизм - религия капитала, молодой буржуазии''.

Скажу откровенно. Когда я прочитал эту Вашу фразу, я был не просто удивлен, но просто шокирован. Мне сразу вспомнились мои студенческие годы в бывшем Советском Союзе. Тогда в обязательном порядке необходимо было изучать и сдавать экзамены по основам марксизма-ленинизма и атеизма. И на занятиях звучали точно такие же фразы, что религию выдумали эксплуататоры, чтобы ею одурманивать простых людей и держать их в порабощении, что в средние века нарождающейся буржуазии нужна была новая религия и эта молодая буржуазия и придумала протестантизм. Неужели и вправду Вы, дорогой брат Геннадий, так воспринимаете историю религии и, в частности, христианства? Неужели и в нашем братстве ЕХБ провозглашенные цели возврата к первоначальному христианству, за которые наши отцы и деды были преследуемы на протяжении всей 150-летней истории, тоже ''сказка для простых верующих''?  Извините, дорогой брат, но может быть я Вас неправильно понял, и поэтому позволил себе такие эмоции.

Вот, примерно, то, что я хотел сказать Вам в ответ на Ваше письмо и Вашу статью. Буду рад продолжению нашей дискуссии.

А пока – Божьих Вам благословений.

С уважением И.М.

 

Re: Завет‏

Геннадий Савин

14/05/2015

To: Ivan Muzychko

 

 

Приветствую Вас, дорогой брат Иван!

Думаю, что по поводу обещания/вопрошения каждый останется при своем мнении. Другое дело - формирование конфессии. Здесь есть два аспекта: личный и социальный. Что касается личного, то здесь все понятно рожденному свыше человеку. Да, наши отцы деды и прадеды страдали за Христа. Даже мне досталось и в школе и, особенно, в армии Советской (1986-1988) за то, что упорно не вступал в комсомол и т.п. Наши убеждения выстраданы.

Но есть и другая сторона медали. Возможно (и скорее всего), Вам будет не приятно то, о чем я вам напишу. Вы не задавались вопросом: почему тысячи русских баптистов оказались в Америке и почему именно там? Некоторые мои друзья уезжали, плача. Я говорил: очухайтесь, куда вы? Ответ - так надобно господу! Я так и не понял, какому господу?

Кто этот кукловод, который зомбировал умы тысяч вполне нормальных людей? Вы поехали туда американцев евангелизировать, а теперь оказались в изоляции. Здесь в России, Украине и т.п. поля непаханные, и вас здесь понимают, а там - нет (для Вас, конечно, там - это здесь). 

Ответ прост: это акция, которая спланирована специальными службами США и все религиозные дела здесь только маскировка. Америке нужны белые люди, которые способны работать, она всегда жила за счет человеческого ресурса. Кстати, слава ей за это, потому что американцы разобрались в том, что самый главный ресурс - это человек, а не нефть и газ. До наших это туго доходит.

Так вот, у любого богословия есть свой бэкграунд, - это политическая, социальная, экономическая, психологическая и др. подоплека. Мы с вами люди совершенно разных поколений и взглядов: Вы на вещи смотрите возвышенно-духовно, я - прагматично. Я пытаюсь разобраться в деталях, в механике, в приниципе работы. Почему появляется новая конфессия, религия и т.п. Меня не устраивает ответ типа: промысел Божий. Так, например, совет церквей появился благодаря успешной работе КГБ. Я не буду раскрывать своих источников информации, просто скажу, что сейчас все больше открывается архивных данных. Отделенные слагают легенды о герое Крючкове, котрый скрывался от чекистов в Тульской губернии. Да ни от кого он не скрывался, а тупо работал на комитет, периодически сдавая своих единоверцев. А молчал он потому, что очень был пристрастен к женщинам и, конечно, боялся, что это станет достоянием общественности. Заниматься демифологизацией этого духовного монстра я, конечно, не буду. Мои отделенные родственники за это могут порвать (вся святость сразу испаряется на нет). Так вот,я предпочитаю жить истиной, а не удобной правдой, этому учу и своих студентов.

Современное богословие - это умение сочетать духовные истины с объективными реалиями жизни, чтобы сохранить трезвость ума и объективность мысли. Современное богословие - это чаще всего горькая таблетка, а не сладкая конфета.

Итак, за любым богословием что-то стоит, за любой конфессией, если она структурировалась и обюрократилась стоят определенные силы. Своим долгом считаю необходимым разобраться во всех аспектах и далеко не всегда ищу ответы в Библии, хотя она для меня предельный авторитет.

С уважением

Геннадий Савин.

 

P.S. Кстати, америка до сих пор русским дает статус беженцев, хотя здесь никто никого никуда не гонит. 

 

 

 

 

 

 

 

19 мая 2015г.

Приветствую Вас, дорогой брат Геннадий!

Вы предлагаете нашу дискуссию, относительно перевода на русский язык греческого слова эперотема в тексте 1Петр. 3:21, прекратить и остаться на своих позициях. Ну что же, пусть будет так. Только не совсем понятно, что это означает. Обычно такое происходит, когда у собеседника нет больше аргументов, а менять свою позицию он не хочет.

Итак, Вы предлагаете обсудить вопрос, как возникают конфессии. Конечно, вопрос тоже интересный и немаловажный. Полагаю, что ответ на этот вопрос зависит от позиции, на которой стоит человек, от его мировозрения. Как известно, существует две точки зрения на вознокновение конфессий - гуманистическая (материалистическая) и религиозная. Вот Вы, в подтверждение своей позиции, что причиной возникновения протестантизма  было зарождение буржуазного класса, который нуждался в более комфортной религии, приводите пример того, что движение Совета Церквей было инспирировано агентами КГБ, а массовый переезд наших верующих из СССР в Америку был организован агентами ЦРУ. Тогда по Вашей логике получается, что возникновение евангельского движения в Царской России во второй половине 19-го века тоже было результатом подрывной работы агентов западной буржуазии, которая таким образом стремилась ослабить набирающую темпы Россию. Англо-саксонская закулиса (Родшильды и др.) послала своего эмиссара лорда Редстока, который своими проповедями посеял раскол в высшем Петербургском обществе. А вражеские германские спецслужбы стали посылать своих агентов (К.Бонекемпер, Г.Виллер, Я.Беккер, А.Либиг, И.Онкен и др.) в южную Россию, где жили немецкие коллонисты, и там стали совращать русских людей и распространять баптизм. Я не думаю, что  Вы разделяете такой взляд на возникновение  протестантизма  (ЕХБ) в России. Одннако, такой взгляд на те события не является фантазией, его придерживаются многие в православной среде и сегодня.

Даже в евангельском христианстве могут быть разные точки зрения на различные события, в том числе на возникновение конфессий. Ведь согласно Писанию, христианин тоже может быть духовным, а может быть плотским (1Кор. 3:1). Мировозрение  духовного христианина не просто религиозное, но духовное, он имеет ум Христов, может судить о всем и видеть духовные причины исторических событий как прошлых, так и настоящих и будущих (1Кор. 2:15-16; 1Иоан. 2:20). Плотские же христиане понимают и судят по плоти, то есть в силу своих естественных способностей, и часто их понимания и рассуждения находятся во врежде с Богом (Рим. 8:5-8; Кол. 2:18; 2Кор. 1:12).

Духовное мировозрение открывает нам через Писание, что все события в мире происходят не без ведома Бога. Одни события происходят по воле Божьей, а другие по Его допущению. Особенно это касается возникновения различных идеологий, в том числе религий и конфессий, которые возникают под воздействием духовных сил. А таких сил в мире две: сила Божия и сила диавола, сила Духа Святого и сила духа злого. Исходя из этого, можно ставить вопрос, как возникали конфессии и религии, из какого источника, под воздействоем какой силы. Мы точно знаем, что религия ветхого завета возникла от Бога, о чем говорится в моей статье. Мы точно можем сказать, что христианство пришло к людям от Бога (Иоан. 1:17; Гал. 4:4). О христианских конфессиях можно сказать, что некоторые из них возникли в результате работы Духа Святого (Деян. 13:2), а некоторые в результате действия духов обольстителей (1Тим. 4:1; 2Петр. 2:1-2; Деян. 20:30; Мф. 24:4,24). Можно ли сказать, что  такие христианские конфессии как православие или католицизм, возникли в результате работы Духа Святого, если они возникли на почве вражды и взаимной анафемы, не говоря уже о том, что многие положения их вероучения противоречат Писанию? Или такая христианская конфессия, как пятидесятническо-харизматическая, если их представители совершают клевету на Духа Святого, приписывая Ему такие постыдные явления, как истеричный хохот, падение навзнич, валяние на земле в конвульсиях, нечленораздельное бормотание и др. Или, например, свидетели Иеговы, которые отвергают божество Иисуса Христа и многие другие.  О других религиях (Ислам, Буддизм и др.) и говорить нечего, все они были инспирированы духами обольстителями, как суррогат богопоклонения, для отвлечения людей от познания Истины.

Вы пишите: '' Так вот, у любого богословия есть свой бэкграунд, - это политическая, социальная, экономическая, психологическая и др. подоплека. Мы с вами люди совершенно разных поколений и взглядов: Вы на вещи смотрите возвышенно-духовно, я - прагматично. Я пытаюсь разобраться в деталях, в механике, в приниципе работы. Почему появляется новая конфессия, религия и т.п. Меня не устраивает ответ типа: промысел Божий''. Я тоже пытаюсь разобраться в деталях,  механике, в принципе работы. Но для того, чтобы, разбираясь в деталях, не ошибиться, необходимо с самого начала определить, каков источник исследуемого явления. Если это явление от Бога, согласуется с Его волей, то я буду смотреть, как оно соответствует Слову Божьему, как Дух Святой использует различные обстоятельства, каких задействует людей, как в этом явлении проявляется премудрость Божья.

Если же исследуемое явление (возникновение конфессии или другое событие) возникает и развивается под воздействием злых духовных сил, ''по воле князя, господствующего в воздухе, духа, действующего ныне в сынах противления'' (Еф. 2:2), то в нем обязательно будет проявляться ''хотрое искусство обольщения'' (Еф. 4:14), и я буду стараться увидеть, как сатана ''принимает вид ангела света'' (2Кор. 11:14), чтобы обмануть не только простых людей, но ''и избранных'' (Мф. 24:24), как будут появляться лжеучители, и как через них сатана будет проявлять силу, знамения и чудеса (2Петр. 2:1; 2Фес. 2:9). Я буду стараться увидеть, как сатана использует для своего коварного дела житейские, социальные и политические обстоятельства, как во всем этом будет проявляться его коварство и хитрость. Поэтому в деле исследования появления различных конфессий перевостепенное значение имеет вопрос: какой источник возникновения данной конфессии.

А то, что мы люди ''совершенно разных поколений и взглядов'', то, по-видимому, это так и есть. Полагаю, что наша дискуссия подошла к завершению. Она для меня была весьма интересной и полезной. Я Вам за это благодарен. Думаю, что наша дискуссия была бы интересной и полезной для многих из нашего братства, поэтому считаю, что ее следовало бы перенести в пространство со свободным доступом. Божьих Вам благословений!

С уважением И.М.