Home | И. Музычко | В. Канатуш | А. Монтик | Ю. Жеребилов | к Фиатирской Церкви | Канатуш П.В. | О Страдании христиан | The Passion of The Christ | Б. Уилкинсон | Э. Мюррэй | О. Штокмайер | Э. Робертс | Д. Пенн-Льюис


Голгофский Крест


 Загружать (.doc & .rar): Голгофский Крест.doc

                                        Голгофский Крест.rar

 

Дж. Пенн-Льюис

 

Голгофский Крест


 

ГЛАВА 1

"Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира" (Ин.1:29).

 

ГОЛГОФА И ПРОРОЧЕСТВО О КРЕСТЕ

"И когда пришли на место, называемое Лобное, там распяли Его" (Лук.23:33).

Час настал! Агнец, Которому надлежало умереть от начала мира, теперь должен был умереть пред лицом всего мира. “...Ирод и Понтий Пилат с язычниками и народом Израильским... собрались... чтобы сделать то, чему быть предопределила рука Твоя и совет Твой” (Деян. 4:27-28).

Посредством образов и пророчеств Бог предсказал этот ужасный час много столетий назад; к этому часу ведет Он весь мир вот уже почти две тысячи лет.

Голгофа – это центральный момент мировой истории. Все предыдущее указывало на нее, на нее указывает и все последующее. И будущее покоится на Голгофе, потому и искупленные на небесах видят в Голгофе центр небес; на небесах они видят Агнца на престоле, на земле же они видели, как Он “претерпел казнь”.

Исполненный Духа Божия Исаия пророчествовал о кресте и дал подробное описание Спасителя мира еще за 700 лет до того, как фактически Человек Иисус Христос был поведен на место, называемое Лобным. И сердце того человека совершенно слепо, который в описании Исаии не в состоянии узнать Сына Божия, пришедшего на землю, Бога, явившегося во плоти.

Через пророка Исаию Дух Святой излил на Голгофу поток света, повелев ему описать путь ко кресту, Его искупительную жертву, страдания Его и ужас Его мучений, так что все, читавшие книгу пророка Исаии и распявшие Христа, не будут иметь извинения в том, что они распяли Господа славы.

Пророчество Исаии ясно указывает, что Христос “по определенному совету и предведению Божию” (Деян.2:23) был предан, ибо Бог “предвозвестил устами всех пророков пострадать Христу” (Деян.3:18); когда же нечестивые люди распяли и умертвили на Голгофе “Князя мира”, тогда старейшины Израилевы исполнили пророчество этого пророка, которое читалось в храме, а затем в синагогах каждую субботу.


 

Пророчество об Агнце Божием

"Нет в Нем ни вида, ни величия... Не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему... Он был презрен и умален пред людьми, Муж скорбей и изведавший болезни... Мы отвращали от Него лицо свое..." (Ис.53:1-4).

Но “кто поверил слышанному от нас, и кому открылась мышца Господня” – восклицает пророк, сообщающий нам то, что он слышал от Бога (Ис.53:1). Тем не менее весть его и пророчество его распространились весьма далеко, превзойдя всякие человеческие ожидания, мысли и все человеческие представления, несмотря на то, что пророк с изумлением вопрошает, кто же примет ставшее его уделом откровение. Вестникам Божиим древнего времени были открыты “Христовы страдания и последующая за ними слава; им открыто было, что не им самим, а нам служило то, что ныне проповедано вам благовествовавшим Духом Святым, посланным с небес, во что желают проникнуть и Ангелы” (1Пет.1:11-12). Апостол Петр пишет, что Дух Христа пребывал в пророках, что Он прежде засвидетельствовал о страданиях, которые постигнут Его на земле.

Исаия уже видел в духе, какие сомнения возникнут в сердцах, когда люди услышат эту чудесную весть, открытую ему Богом за 700 лет до того, как она исполнилась.

“Кто поверит слышанному от нас? И кому открылась мышца Господня?” – восклицает пророк, когда описывает, как Христос “взошел пред Ним, как отпрыск и росток из сухой земли”. Очень дорог был для Бога этот отпрыск, из корня которого должна была произойти ветвь, которая должна была принести плод (Ис.11:1). Однако избранный виноградник, дом Израилев, любимое насаждение Его, обманул Небесного Виноградаря (Ис.5:7): возлюбленный виноградник должен был принести “добрые грозды”, а он принес “дикие ягоды”. Вот поэтому он будет опустошен, и дождь уже не прольется на него. Пророк говорит здесь об отпрыске, который произойдет от Израиля и который принесет плод, ожидаемый Отцом, хотя для людей “нет в Нем ни вида, ни величия”, того “вида, который привлекал бы к Нему”.

Он, драгоценнейший отпрыск Отца, был презрен людьми. Он вынужден был стать “Мужем скорбей и изведавшим болезни”, поэтому люди отвергнут Его и оставят Его. Ни болезни, ни страдания не привлекают людей.

Для Иеговы, Раб Его, Праведник, был великим, Он превознес Его; для людей же Он был одним из тех, от Которого они с раздражением отвращали лицо свое: “Как многие изумлялись, смотря на Тебя, – столько был обезображен паче всякого человека лик Его, и вид Его – паче сынов человеческих!” (Ис.52:14).

Как ужасно, должно быть, было лицо святого Бога в терновом венце!

Как обезображено было Его святое тело ударами кнутов воинов! Ведь эти кнуты, состоявшие из кожаных ремней, заканчивались кусочками олова или железа.

Вот там преступник, почерневший от крови, пролитой убийцами, там мятежник... Вот там грубые варварские создания, окружив Его, занимаются своей жертвой. Смотри, как они снимают с Него одежду, как связывают Ему руки, как прижимают Его святое лицо к позорному кресту, как связывают Его веревками, так что Он не может ни двинуться, ни повернуться. Смотри, как долго продолжается бичевание. Все глубже врезаются ремни бичей в уже открывшиеся раны, проникая до костей, так что наконец вся спина Его превращается в одну сплошную кровоточащую рану.

Этого тяжело истерзанного Страдальца облекают в багряницу, а ветвь терновника с длинными шипами сгибают в венок и одевают на Его голову.

Так был обезображен лик Его, и вид Его был ужаснее вида всех сынов человеческих. Пророк Исаия даже предсказал слова, которые должен был произнести Муж скорбей в час Своих страданий. Вот что Он говорит о Себе:

“...Я не воспротивился, не отступил назад, Я предал хребет Мой биющим и ланиты Мои поражающим; лица Моего не закрывал от поругания и оплевания. И Господь Бог помогает Мне: поэтому Я не стыжусь, поэтому Я держу лицо Мое, как кремень, и знаю, что не останусь в стыде” (Ис.50:5-7).

Люди отвращали от Него лицо свое. Думали ли ученики, которые были на горе преображения и которые видели, что лицо Его сияло, как солнце, о той сокровенной славе, которая была сокрыта в Нем? Нет! И они поставили Его ни во что и оставили Его в час Его глубочайшего уничижения.

Как Божественная, так и человеческая оценка Мужа скорбей на Его пути ко кресту очень ясно предсказаны пророком; точно так же ясно Дух Святой предсказывает заместительный характер и цель Его смерти.

Цель креста

"Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни... Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем... Господь возложил на Него грехи всех нас" (Ис.53:4-6).

Дух Святой не оставляет нас в сомнениях относительно цели и причины страданий Христа. Слово “заместитель”, собственно, мы не находим в Св.Писании, но дело обстоит именно так. Этот Один, с ужасным видом лица, понес немощи и болезни других. Он был мучим и изъязвлен за грехи наши и наши беззакония; за наши преступления ремни бичей глубоко вонзались в Его святое тело.

В то время как Исаия видит перед собой Его одного с Его ранами и в Его страданиях, Он все же не знает, где Он будет находиться, потому от имени всего рода человеческого пророк восклицает: “Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу. А Господь возложил на Него грехи всех нас”.

Мы видим Его страдания, мы знаем, что Он “истязуем был”, страдал и был мучим. А мы все блуждали, как овцы, все мы совратились каждый на свою дорогу. Господь же возложил на Него, на святого Сына Божиего, наши грехи, то есть грехи всех нас.

Итак, в коротких словах пророка мы слышим последствия грехопадения в Эдеме, а также причину и цель креста.

Независимость человека, его неподчинение Богу, его отчужденность от Него – это подлинная сущность греха. Путь каждого человека, живущего без Бога, заканчивается преступлением и неправдой. “Все мы блуждали”. Это “все” охватывает всякое человеческое существо, пришедшее в этот мир. Но Господь возложил на Него грехи всех нас – это второе “всех” возвещает об искупительной жертве Христа для каждого отдельного человека, находящегося под проклятием греха.

Смерть на кресте

"Он истязуем был, но страдал добровольно, и не открывал уст Своих; как овца, веден был Он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен... Он отторгнут от земли живых... Ему назначили гроб со злодеями" (Ис. 53:7-9).

Исаия описывает здесь послушание, которое проявил Страдалец, вплоть до Своей смерти. Он видит Его как агнца, находящегося в руках стригущих, который страдает безмолвно, как невинную и бессильную овцу, которую ведут на заклание. Он, равный Богу, не хотел вступить в обладание Своим подобием Богу, как чем-то похищенным, но Он уничижил Себя самого и уподобился всем людям. Когда Он уподобился человеку, Он уничижил Себя еще более, уничижил Себя до смерти, согласился на то, чтобы Его повели на заклание, став жертвой за людей в руках людей. Как буквально исполнилось это пророчество во всех своих деталях! Об этом сообщает нам Евангелие.

Когда Христос стоял перед Пилатом, когда Его обвиняли первосвященники и старейшины, “Он ничего не отвечал”, так что даже “правитель весьма дивился” (Матф.27:14). Из-за страха Его увели за город на место, называемое Голгофой – это место находилось вне городских стен. Кто же из народа Его придал значение и вес этой печальной трагедии, которая разыгралась в среде этого народа?

“Он отторгнут от земли живых” в расцвете Своих сил, в расцвете жизни – очень немногие предчувствовали, что все это произошло за преступления “народа Моего”, который заслужил наказание! Очень немногие были в то ужасное время в Иерусалиме, о котором повествуют пророческие книги Ветхого Завета, представляющие им образ Человека, Которого они распяли!

Но Муж скорбей знал, что должно произойти с Ним. Каждый шаг на Его пути был точно предначертан Богом. Когда Он решил приступить к Своему последнему путешествию в Иерусалим, Он сделал это со словами:

“Отозвав же двенадцать учеников Своих, сказал им: вот, мы восходим в Иерусалим, и совершится все написанное о Сыне Человеческом: ибо предадут Его язычникам и поругаются над Ним, и оскорбят Его, и оплюют Его” (Лук.18:31-32).

Когда Иуда предал Его, Иисус сказал: “Как же сбудутся Писания, что так должно быть?”. Когда же ученики оставили Его и когда Он воскрес из мертвых, Он напомнил им о том, как Он пытался, будучи еще с ними, приготовить их к Своему кресту: “Вот то, что Я говорил вам, еще быв с вами, что надлежит исполниться всему, написанному о Мне в законе Моисеевом и в пророках и в Псалмах” (Лук.24:44).

Но Исаия пророчествовал не только о страданиях и смерти Христа, но и о том, что “Ему назначили гроб со злодеями, но Он погребен был у богатого”. Выражение “злодей” относится не только к тем, которые живут в открытых грехах по отношению к Богу, но оно часто относится и к тем, которые еще не приняли жизни свыше.

Это исполнилось буквально, и орудием, которым воспользовался Бог, чтобы исполнить Свой план, был Иосиф из Аримафеи, советник, добрый и благочестивый муж, один из тех, которые ожидали Царства Божиего и о котором можно было сказать, что он был также тайный ученик Иисуса.

Иосиф тоже находился в совете, который приговорил Праведника, но он не одобрил этого совета и не согласился с действиями его. Он, должно быть, точно так же, как и правитель, был удивлен сверхъестественным молчанием Божественного Страдальца, и в сердце его непрерывно звучали слова Пилата: “Он не сделал ничего достойного смерти”.

Оказавшись неспособным спасти жертву из рук ее обвинителей, Иосиф сделал, что мог, как только смертный приговор был совершен: он смело пошел к Пилату и просил его отдать ему тело Господа, которое он положил в свой собственный новый гроб.

Приготовленный Агнец Божий

"Господу угодно было поразить Его... душа Его принесет жертву умилостивления..."
(Ис. 53:10).

“Бог усмотрит Себе жертву для всесожжения”, – сказал Авраам Исааку на горе Мориа; Исаак должен был тогда прообразно представить собой Агнца, Которого Бог усмотрел Себе, Агнца, который откроется, когда наступит полнота времени.

Презренный и отверженный людьми, сокрушенный, отторгнутый от земли живых, Он ясно описан здесь как “жертва умилостивления” за грехи людей; Он является прообразом всякой жертвы повинности, которую, по повелению Бога, каждый день приносили в Израиле. До сих пор поклонники Бога сами приносили жертву, но когда Бог усмотрел Себе Сам Агнца, на которого возложил грехи всего человечества, тогда им не оставалось более ничего иного, как принять то, что Бог усмотрел для них.

Этот Один, Который взошел пред Отцом, “как отпрыск”, по определенной и вполне ясной воле Иеговы, “претерпел казнь” и “понес наши болезни”. Воля Отца состояла в том, чтобы уничижить Его.

В этом месте Писания мы смотрим на Голгофу с точки зрения Бога Отца, Который так возлюбил мир, что не пощадил Единородного Сына Своего, но отдал Его в жертву за всех нас, в такую жертву, которая, как указывалось выше, оставит пред очами всех добровольную жертву Сына, уничижившего Себя до смерти и как овца веденного на заклание и Который, как агнец пред стригущими Его, был безгласен.

Плод креста

"Он узрит потомство долговечное... На подвиг души Своей Он будет смотреть с довольством" (Ис.53:10-11).

В этих словах открывается перед нами новый взгляд на крест. С этого момента в соответствии с законом Божиим Голгофу следует рассматривать как жертву плодородия. Сокрушенный мучениями, Христос – как говорит пророк – будет жить вечно, “Он узрит потомство долговечное, и воля Господня благоуспешно будет исполняться рукою Его”.

Желание Творца, Который ищет общения с существами, сотворенными по образу Его, является одной из величайших тайн, которые мы встречаем в откровении сердца и свойств Иеговы. “Сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему” (Быт.1:26), – сказал Триединый Бог, когда земля, сотворенная Словом Его, уже простиралась перед Ним, обладая прекрасным и привлекательным видом, хотя на ней еще не было существ, которые соответствовали бы Его сердцу.

“Он узрит потомство долговечное”, потому что душа Его принесла жертву умилостивления. Слова эти обнаруживают перед нами то же самое желание в сердце Сына Человеческого. В скорби по поводу падения первого человека Он отдает Свою жизнь на Голгофе, чтобы мог родиться новый народ, чтобы могли родиться свыше те, которые “блуждали, как овцы, совратившись каждый на свою дорогу”. Смертью Своей Он “оправдает многих”, потому что “грехи их на Себе понесет” – в этом Он обретет удовлетворение, ибо это будет плод Его труда.

Это новое рождение падших детей первого Адама, Самим Господом Иисусом представлено нам уже в начале Его общественной деятельности на земле, как плод Его креста – мы читаем об этом там, где Он говорит Никодиму, что согрешившие люди должны родиться свыше (Ин.3:14), что Сын Человеческий должен быть превознесен, чтобы стать для людей источником жизни вечной.

 Победа креста

"Посему Я дам Ему часть между великими и с сильными будет делить добычу" (Ис. 53:12).

Здесь опять отражена новая сторона креста. Здесь упоминаются “сильные”, а из этих слов вытекает, что произойдет ожесточенная борьба, после которой будет разделение “добычи”, захваченной в бою. В другом месте Исаия говорит: “Может ли быть отнята у сильного добыча, и могут ли быть отняты у победителя взятые в плен?” (Ис.49:24).

Итак, пророк говорит, что Мужу скорбей будет дана “добыча”, потому что Он отдал жизнь Свою на смерть и потому, что Он к злодеям был причтен. Однако Голгофа является не только местом, где Он должен был понести наказание за грехи наши, чтобы мы исцелились, и не только местом, где должна была быть принесена жертва умилостивления, чтобы многие получили оправдание через нее, и не только местом, где Он трудился, чтобы произвести новый народ, созданный по подобию Божию, но и местом борьбы с ужасным врагом, чтобы освободить тех, которых этот враг держит в своем плену.

Это вполне согласуется и с другими местами Писания, ибо и Давид видел в видении, как Господь “взошел на высоту, пленил плен, принял дары для человеков, так чтоб и из противящихся могли обитать у Господа Бога” (Пс.67:19). А руководимый Духом Божиим автор послания к Евреям говорит, что Христос в смерти Своей “лишил силы имеющего державу смерти, то есть дьявола”, чтобы “избавить тех, которые от страха смерти через всю жизнь были подвержены рабству” (Евр.2:14-15).

Итак, Писание говорит, что Он сделает сильных Своей добычей, а то, что Он “причтен был к злодеям”, свидетельствует о том, что Он в полном послушании воле Своего Отца принял и выпил чашу страданий и смерти. Можем ли мы до конца исследовать, что означало для Него, не знавшего греха, быть причтенным к злодеям и явиться вместо нас жертвой за грех? Рассматривая с этой стороны смерть Христа, Голгофа открывает нам основание победы Христа над сильными и обладающими властью. Сатана хотел точно также превознести самого себя, как был превознесен Иисус, и ради этого пошел путем гордости и превозношения, а Сын Человеческий избрал другой путь – уничижил Себя Самого, добровольно став самым ничтожным из самых ничтожных. Вот поэтому Бог и превознес Его и дал Ему имя превыше всякого имени, ибо Голгофа со своим позором на земле означает превознесение на небесах!

Действие креста на небесах

"Он понес на Себе грех многих и за преступников сделался Ходатаем" (Ис.53:12).

Это короткое предложение предоставляет нам возможность заглянуть на небеса. Мы видим победителя Голгофы за завесой, где Он ходатайствует пред лицом Божиим за всех, за которых Он умер. Тот, Кто “причтен был к злодеям”, может теперь ходатайствовать за них и может сострадать им в их слабостях, “ибо как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь” (Евр.2:18). Когда в образе Человека Он находился на земле, Он был искушен во всем, кроме греха.

Возвратимся на Голгофу и посмотрим в свете, который падает на нее через пророчество Исаии, на Того, Кто “вместо предлежащей Ему радости претерпел крест, пренебрегши посрамление” (Евр.12:2). Наступил час, ради которого Он пришел в этот мир. Послушай, как воскликнул Богочеловек: “Совершилось”; посмотри, как склоняет Он Свою голову и предает Дух Свой в руки Отца. Мы знаем теперь, что Он являлся Агнцем, Которого Отец усмотрел Себе уже прежде в качестве жертвы повинности за грех. Он, вид Которого был ужаснее вида сынов человеческих, был изъязвлен и распят за грехи наши, чтобы “ранами Его мы исцелились”.

Несколько позже, уже после того, как исполнились дни Пятидесятницы, один вельможа ехал в своей колеснице через пустыню и читал пророка Исаию, когда он дошел до слов: “Как овца веден был Он на заклание, и, как агнец пред стригущим его, безгласен, так Он не отверзал уст Своих...” и “Он отторгнут от земли живых”, подошел к нему ученик Иисуса, по имени Филипп, с поручением от Духа Святого. Он сел рядом с евнухом и проповедовал ему об Иисусе (Деян.8:26-35) на основании пророчества Исаии, внушенными ему Духом словами о кресте, ибо наставленный Духом Святым вестник нашел здесь ищущее благой вести сердце.

Так Дух Святой засвидетельствовал о том, что Исаия действительно пророчествовал о Христе Божием и что “видел славу Его и говорил о Нем” (Ин.12:41).


 

ГЛАВА 2

"Когда же придет Он, Дух истины, то наставит вас на всякую истину; ибо не от Себя говорить будет, но будет говорить, что услышит, и будущее возвестит вам. Он прославит Меня, потому что от Моего возьмет и возвестит вам" (Ин.16:13-14).

КРЕСТ, НА КОТОРЫЙ УКАЗЫВАЕТ
ПРЕВОЗНЕСЕННЫЙ ХРИСТОС

"Возвещаю вам, братья, что Евангелие, которое я благовествовал, не есть человеческое; ибо я принял его и научился не от человека, но через откровение Иисуса Христа" (Гал.1:11-12).

Мы уже упомянули слова Апостола Петра, сказавшего, что Дух Христа обитал в пророках древнего времени и уже прежде возвестил о страданиях, которые постигнут Христа, а затем о последующей славе.

Это свидетельство открывает нам Сына Человеческого не только как Того, Который должен был принести Себя в жертву и перенести крестную смерть, но и как Того, в Котором обитает Дух пророчества от создания мира. Проповедь о кресте звучит через столетия посредством Духа Святого, через столетия, которые предшествовали явлению Христа на землю. Если так обстояло дело до Его страданий, то очевидно, что после Его воскресения, Он не сразу вознесся на небо, предоставив толкование и проповедь о кресте только мудрости человеческой!

Апостолы были очевидцами Его страданий, но им предстояло не просто проповедовать то, в чем каждый из них полагал значение креста; в день Пятидесятницы, в горнице, в которой были собраны ученики, третья Личность Святой Троицы, Дух Истины, нисшедший от Отца, овладел обществом свидетелей, чтобы вооружить их для предстоящего дела.

Дух Святой, дар Отца и Сына для искупленных на земле, пришел Сам, чтобы свидетельствовать о Распятом и чтобы через учеников Его возвестить Его смерть и Его воскресение.

“Но вы примите силу, когда сойдет на вас Дух Святой, и будете Мне свидетелями в Иерусалиме, и во всей Иудее и Самарии, и даже до краев земли”, – сказал воскресший Спаситель. И ныне мы находим избранных свидетелей, укрепленных Духом Святым, возвещающих о смерти и воскресении Господа Иисуса.

“Этого... вы взяли, и, пригвоздивши руками беззаконных, убили; но Бог воскресил Его” (Деян.2:23-24).

“Итак твердо знай, весь дом Израилев, что Бог соделал Господом и Христом этого Иисуса, Которого вы распяли” (Деян.2:36).

“Но вы от Святого и Праведного отреклись и просили даровать вам человекоубийцу, а Начальника жизни убили; Этого Бог воскресил из мертвых, чему мы свидетели” (Деян.3:14-15).

Это была весть, засвидетельствованная посредством излияния Духа Святого в знамениях и чудесах, которые были совершены во имя Распятого и Воскресшего, во имя Сына Божия.

В особенности “Стефан, исполненный веры и силы, совершал великие чудеса и знамения в народе” (Деян.6:8), он свидетельствовал перед Иудейским синедрионом о Распятом Иисусе и увенчал свое свидетельство тем, что отдал свою жизнь за Того, Кто умер за него.

Плод креста весьма знаменательным образом открылся через смерть Стефана, ибо через его смерть родился свидетель Господень, который с великой силой должен был бы возвестить полное значение жертвы Сына Божия.

В смерти Стефана и в последующем за ней обращении фарисея Савла, мы имеем пример образа и способа того, как весть о кресте заявляет о себе как о силе Божией, когда она произносится Духом Святым. Слово о кресте, которое получил этот великий глашатай вместе с Духом Святым, проникает в души других людей и приносит плоды креста. Мы не хотим оставить без упоминания тот факт, что Савл, фарисей, был очевидцем страданий Господа Иисуса Христа в смерти Стефана, когда слышал как молился умирающий Стефан: “Господи, не вмени им греха сего”, – точно так молился Господь на кресте за тех, которые распинали Его: “Отче, прости им, ибо не знают, что делают!”

Мы должны допустить, что убеждение относительного того, что Христос есть Господь, как стрела, пронзила сердце Савла в тот день, когда неожиданно воскресший Христос встретил его на пути в Дамаск, когда прозвучал Его голос: “Савл, Савл, что ты гонишь Меня. Трудно тебе идти против рожна”, – тогда Савл узнал, что он видел Дух Христа в мученике Стефане, вот тогда-то Христос приобрел избранное орудие, которое повергло себя к ногам Его.

Исаия и Павел были избраны каждый в отдельности для своего служения и приготовлены для личной встречи с Богом. Посредством этой встречи с Богом, которая в каждом из них вызвала страх, так что Исаия воскликнул: “Горе мне, потому что я человек с нечистыми устами”, а Павел воскликнул: “Во мне... нет ничего доброго”, каждый из них пришел к полной отдаче себя Богу. Исаия произнес: “Вот я, пошли меня”, а Павел вопрошает: “Что повелишь мне делать, Господи?”

Пророк Исаия был тоже избран Господом и приготовлен для того, чтобы пророчествовать о чудесной истории креста и чтобы описать в захватывающих словах свойства Агнца Божия. Точно также был избран и Павел, чтобы, получив весть о кресте, далее провозглашать ее.

Горькие слезы Исаии о своем народе (Ис.22:4) и душевная борьба Павла по поводу слепоты Израиля показывают, что оба мужа были способны на глубочайшие страдания, что каждый из них полностью отдал себя на служение Богу и что оба они были вооружены Духом, чтобы принять наставления Духа Божия и затем передать их другим. Каждому дана была тема “Голгофа”, но только одному в зародыше, а другому – во всей ее полноте; в каждом из них обитал Дух Христа – в первом из них Он наперед предсказал страдания Христа, а через второго указал на блаженные последствия Его смерти. Мы не будем весьма удивлены, когда услышим, как Павел ясно заявляет, что Евангелие, которое он проповедует, не человеческое, и что он принял его не от людей (Гал.1:12), не от какого-то очевидца Христовых страданий, но что он был научен ему непосредственно Самим Господом Иисусом Христом через откровение. Потому он и написал Галатам: “Возвещаю вам, братья, что Евангелие, которое я благовествовал, не есть человеческое...” (Гал.1:11-24).

Итак, мы находим здесь захватывающий и торжественный факт, что воскресший и вознесшийся на небеса Христос вместе со знаками Своего заклания, которые сохранились на Его святом теле и на небесах, Сам открыл Павлу цель Своей смерти.

И если при усвоении вести о Голгофе мы твердо усвоим себе “слово о кресте” так, как оно выражено в посланиях Павла, то оно действительно станет для нас “силой Божией”.

То, что Евангелие о кресте, которое проповедует Павел, было непосредственно даровано ему Самим Господом, подтверждается также и последствиями, какими обладало его посещение главных Апостолов Христа, находящихся в Иерусалиме.

“По откровению” (Гал.2:2) Апостол Павел отправился в Иерусалим с поручением представить Апостолам Евангелие, которое он проповедовал язычникам. Когда он сделал это, он должен был одновременно и сам убедиться в том, что получил о воскресшем Господе такие обильные наставления, что те, кто был очевидцами смерти Христа, и имели общение с Ним после Его воскресения, и были исполнены Духом Святым в день Пятидесятницы, что эти, избранные Господом, не проповедовали ничего иного, но тоже, что проповедовал и сам Павел, а он проповедовал весть о Его любви.

Апостолы Христа не только не могли учить ничему иному, но они узнали тогда “о благодати, данной мне”, и почувствовали, что этому человеку, Павлу, действительно и истинно было вверено Евангелие (Гал. 2:6-7,9). На этом основании они подали ему правую руку, заверяя его на все времена, что проповедуемое им Евангелие находится в полном соответствии с Евангелием, которое возвещали остальные Апостолы, тем Евангелием, которое, без сомнения, было даровано им Самим Господом Иисусом Христом, когда Он после Своих страданий в продолжении сорока дней являлся им, “говоря о Царствии Божием” (Деян.1:3).

Так как весть о Голгофе дарована была Павлу посредством прямого откровения от Господа, нам не следует удивляться, что отныне эта весть овладела его жизнью и образовала основной фон в ткани всех его посланий. Одновременно в его сердце огненными буквами было выжжено “слово о кресте”, поэтому он проповедовал об Иисусе, хотя и не был очевидцем Его смерти (если бы Павел присутствовал на Голгофе в момент смерти Иисуса Христа, то, несомненно, мы нашли бы намек на это в его посланиях), о кресте Его и о Его страданиях с такой силой и в таком явном просветлении Духом Святым, что он должен был заявить Галатам: у вас “пред глазами предначертан был Иисус Христос, как бы у вас распятый” (Гал.3:1).

Бог Дух Святой мог бы вторично засвидетельствовать о проповедуемом Павлом Евангелии о кресте, если бы мы со страхом и почтением внимали Самому Господу, т.е. тому, как Он возвестил о Своей смерти через Своего слугу.

Крест и плотской человек

"Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием" (1Кор.2:14).

"Ибо слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, – сила Божия" (1Кор.1:18).

"А мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Эллинов безумие" (1Кор. 1:23).

Хотя Павел и получил свое Евангелие через непосредственное откровение Иисуса Христа, он не обманывал себя относительно того, какой прием оно встретит у плотских людей. Как Исаия, так и он знал, что крест в качестве “мышцы Господней” должен быть открыт посредством Духа Святого, потому что омраченному разуму и противящейся воле сынов неверия вся эта весть может показаться суетным безумием.

Спасение через смерть другого! Это противоречит всякому представлению и понятию о справедливости. Человек не способен избавить самого себя. В человеке нет ничего доброго. Истинно, все это чистейшее безумие. Для Иудеев слово о кресте могло показаться еще большим камнем преткновения. Не написано ли в их книгах: “Проклят всякий, висящий на древе” (заметим, что греческий перевод Ветхого Завета семидесяти толковников предлагает другой текст этого места Св.Писания: “Тот, кто повешен, проклят в очах Божиих”).

Снова и снова Апостол Павел должен был уяснить смысл этих слов: “Проклят Богом”, – когда он проповедовал Иудеям, потому что, когда они говорили о Господе Иисусе Христе, они всегда называли Его “повешенным” на основании древнееврейского текста: “повешенный на древе” (Вт.21:23).

Не будучи просветленными Духом Святым, Иудеи не могли видеть, что приведенные выше слова указывают именно на крест Христа и на то, что Христос висел на Голгофе на древе креста, превратившись за нас в проклятие.

Иудеи, однако, ожидали такого Мессию, Который как Царь овладеет землей, поэтому, когда они читали пророка Исаию, они видели только предсказание о славе и царском господстве Того, Который еще должен придти. На основании предвзятых представлений о признаках величия, которые должны были для них отличать Мессию, ими ожидаемого, Иудеи постоянно просили Господа Иисуса дать им знамение с небес, и Господь действительно дал им ответ, который причинил им боль, сказав, что они не увидят никакого иного знамения, потому что “знамения не дастся ему (народу Израильскому), кроме знамения Ионы пророка; ибо как Иона... так и Сын Человеческий будет в сердце земли” (Матф.12:38-40).

Голгофа и гроб, предсказанные пророком Исаией и опять прообразно воспроизведенные таинственным опытом пророка Ионы, были особенными “знамениями”, которые Бог обещал дать человечеству, чтобы люди могли узнать Мессию. Исаия, однако, писал об Израиле: “Слухом услышите и не уразумеете, и глазами смотреть будете, и не увидите” (Матф. 13:14), – так исполнилось пророчество о слепом народе.

Иудеи требуют знамений, пишет Павел, но у них нет глаз, чтобы постичь предвозвещенное Богом знамение; Еллины вопрошают о мудрости, но не понимают, что распятый Христос – это сила Божия и Божия мудрость.

Крест и человеческая мудрость

"Ибо слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, – сила Божия. Ибо написано: погублю мудрость мудрецов, и разум разумных отвергну" (1Кор.1:18-19).

Павел, который сам некогда был фарисеем, с большой гордостью отвергавший весть о распятом Мессии, заглядывает теперь посредством небесного видения глубоко в цель креста. Он видит, так сказать, что цель креста обращена Иеговой против причины падения в Эдеме. “И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание” (Быт.3:6). Жажда знания, которая выходила за поставленные Господом пределы, была одной из причин падения, действие которого продолжается и до настоящего дня, ибо гордость разума еще и сегодня в состоянии отделить людей от их Творца.

Спасение посредством креста явилось искуснейшим ударом, который премудрый Творец обрушил на гордость разума Своих падших созданий, ибо слово о кресте – это сила Божия, которая способна уничтожить всю мудрость мудрецов. Крест как сила Божия выходит за пределы разумения плотского человека, хотя он должен был подчинить свой разум Творцу и принять весть слов Иеговы.

Божественное безумие мудрее всякой мудрости человеческой, – так учит Св.Писание, и в тот день, когда люди узнают как их нашел Творец, все, что плотскому разуму представлялось безумием, проявит себя как высочайшая мудрость Божия.

“Слово о кресте” – это сила Божия, и посредством этого слова уже теперь премудрый Бог превращает в безумие “мудрость этого мира”, “ибо, когда мир своею мудростью не познал Бога в премудрости Божией, то благоугодно было Богу юродством проповеди спасти верующих” (1Кор.1:21). Посредством проповеди, которую считают безумием, Бог совершает чудо избавления от вины и власти греха, а также чудо сотворения нового человечества по образу Того, Кто был первородным Сыном Божиим и первенцем из умерших. Божественная немощь открывается в Том, Кто был распят в немощи, но она сильнее всех людей, вместе взятых.

Слабый и страдающий Спаситель на кресте, на древе позора и проклятия, но Он силен спасти всех, кто поверит в Него.

Крест и истинная мудрость

"Мудрость же мы проповедуем между совершенными, но мудрость не века сего и не властей века сего преходящих, но проповедуем премудрость Божию, тайную, сокровенную, которую предназначил Бог прежде веков к славе нашей" (1Кор.2:6-7).

Слово о кресте для тех, которые будут блаженными, является силой Божией, предназначенной также и для того, чтобы обратить ни во что гордость человеческого знания. Те, кто будут блаженными, могут теперь поучаться мудрости Божией, помышляя о том, чего “не видел глаз, не слышало ухо и что не приходило на сердце человеку” (1Кор.2:9).

Эта мудрость сокрыта от плотского человека, однако Дух Божий открывает ее всем тем, кто любит Бога; это та мудрость, пишет Апостол, которую Бог призвал к бытию еще прежде создания мира, чтобы она была нашей славой, когда минует мудрость этого мира.

“Ибо я рассудил быть у вас незнающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого; и был я у вас в немощи и страхе и великом трепете” (1Кор.2:2-3).

“А мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие, для самих же призванных, Иудеев и Еллинов, Христа, Божию силу и Божию премудрость” (1Кор.1:23-24).


 

Глава 3

"Итак, как Христос пострадал за нас плотью, то и вы вооружитесь тою же мыслью; ибо страдающий плотью перестает грешить" (1Пет.4:1).

ДВОЙНАЯ ВЕСТЬ О КРЕСТЕ

"И чтобы посредством Его примирить с Собою все, умиротворив через Него, Кровию креста Его, и земное и небесное... Ныне примирил в теле плоти Его, смертью Его, чтобы представить вас святыми и непорочными и неповинными пред Собою" (Кол.1:20,22).

Пророчество Исаии говорит нам, что страдания и смерть Мужа скорбей совершились не ради Него Самого, а ради тех, которые “блуждали”; эта была жертва за грех, которая совершилась в соответствии с определенной волей Отца, Которому благоугодно было поразить Его.

Апостол Павел продолжает эту же тему и пишет римлянам, что Сам Бог “предложил в жертву умилостивления в Крови Его через веру, для показания правды Его в прощении грехов, соделанных прежде” (Рим. 3:25), ибо только так Он мог простить грехи и явить порочному миру Свою праведность.

Иегова не пощадил Своего Единородного Сына, но отдал Его за всех нас. Слово Божие говорит нам, что Бог был во Христе и что Бог через Иисуса Христа примирил с Собою мир, потому что Отец и Сын – одно.

Посылаемые и вооружаемые Богом Духом Святым вестники должны провозглашать весть о мире через крест Христов. Как посланники воскресшего Сына Божия, они должны вместо Христа и ради Христа бороться за погибающие души и призывать их: “Примиритесь с Богом”.

Павел пишет колоссянам: “И чтобы... примирить с Собою все, умиротворив через Него, Кровию креста Его, и земное и небесное. ...ныне примирил в теле плоти Его, смертью Его...”.

“Умиротворив через Него Кровью креста Его” – истина эта относится к искупительной стороне жертвы Христа, которую Он принес в мучительных страданиях, при том тогда, когда ученики Его разбежались.

Примирение грешника с Богом “в теле плоти Его” фактически является актом соединения в одно целое – и Искупителя, и искупленного. В этом более позднем образе, принадлежащем Павлу, а не Исаии, мы видим второго Адама, как представителя человечества, а в смерти Его – наказание за грехи тех, которые соединились с Ним через веру и которые через Него примирились с Богом.

“Ныне примирил в теле плоти Его, смертью Его, чтобы представить вас святыми и непорочными и неповинными пред Собою”, – продолжает далее Апостол.

Крест – это ворота, через которые искупленные души вступают в сферу, где они представляются во Христе пред Ним Самим святыми, неповинными и непорочными. Именно так искупленные умирают со Христом для своих старых грехов. Свои “злые дела”, которые отчуждали их от Бога и делали их врагами Его, они оставили. Они искуплены, но не для того, чтобы продолжать свою прежнюю жизнь.

Весть о примирении через Кровь креста Его, а также весть об искуплении человека Богом в теле плоти Христа смертью Его, заключает в себе поэтому освобождение человека от власти греха так же как и от вины его.

Еще яснее говорит об освобождении от оков греха, а также о прощении совершенных грехов Апостол Петр. Повествуя в своем первом послании о страданиях Христа, он говорит: “Он грехи наши Сам вознес телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды” (1Пет.2:24). Безусловно, все это совершил Христос отнюдь не для того, чтобы мы продолжали оставаться под господством греха.

Ясно и выразительно говорит Апостол об общении верующих с Богом исключительно через смерть Спасителя. После того, как наш Спаситель Господь Иисус примирил нас с Богом через искупительную жертву на кресте, Он вознес грехи наши телом Своим на древо, так что в Нем мы умерли для греха и власти Его. Теперь, когда мы имеем часть в Его Божественной жизни, мы живем для правды силою Святого и Праведного, Который обитает в наших сердцах.

“...Ранами Его мы исцелились”, – добавляет Апостол, ссылаясь на уже приведенное место пророка Исаии, сочетая освобождение от вины и оков греха с этим святым пророчеством о кресте.

Агнец Божий был изранен за наши преступления и поражен за наши грехи, чтобы исцеляющая сила Его жизни была сообщена нам, твердо верующим в то, что Он вознес грехи наши на древо, что в Нем мы умерли для греха, чтобы отныне жить в Боге.

Эту весть о Голгофе воскресший Господь открыл Павлу. Эту весть и Петр подтверждает своими словами в качестве проповедуемого всеми Апостолами в дни Пятидесятницы Евангелия. Церковь Божия потерпела за весь период своего существования неисчислимые потери только от того, что в проповеди Евангелия о Голгофе обе эти стороны “слова о кресте” были отделены друг от друга.

Павел рассматривал, как мы видим, освобождение от власти греха не в качестве чего-то такого, чем человек начинает обладать на более высокой ступени опыта, ибо, когда он писал обращенным в Риме, он говорил о смерти Христа как об элементарной ступени откровения, незнание которой христианами в Риме весьма удивило его. Верующие христиане должны знать, что общение их со Христом в Его смерти является единственным основанием, на котором они могут осуществлять новую жизнь во Христе.

Крест и оковы греха

"Зная то, что ветхий наш человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху" (Рим.6:6).

“Ибо... мы примирились с Богом смертью Сына Его, то тем более примирившись спасаемся жизнью Его” (Рим.5:10), – пишет Апостол Павел римлянам, когда готовился открыть им чудный план Божий, чтобы все, кто искуплен таким образом, получили полноту благодати и дар праведности, господствуя в своей жизни только посредством одного Иисуса Христа. Как некогда грех господствовал над ними, так теперь должна господствовать над ними благодать через Господа Иисуса Христа.

Возникает вопрос: “Оставаться ли нам в грехе, чтобы умножилась благодать?” – “Никак!” – восклицает Апостол. Смерть Христа и независимая благодать Божия, которая именно ради этой смерти становится тем могущественней, никогда не могут служить греху!

Безусловно, могущественная благодать Божия даруется грешникам через смерть Его Сына, но вместе с Сыном Божиим “мы умерли для греха: как же нам жить в нем?” (Рим.6:2).

Апостол креста глубоко взволнован! Через откровение Иисуса Христа ему показано значение Голгофы, в свете которой он увидел глубину падения человека и чрезвычайную порочность греха, который требовал не меньшего, как смерти Сына Божиего, совершившейся в несравненных страданиях и несравненном позоре ради спасения проклятых грешников.

Как же нам жить в нем (в грехе), когда Христос умер, чтобы избавить нас от греха! Никак! Грех стал весьма могущественным, но благодать еще могущественнее, чтобы избавить грешников от оков греха.

В свете Голгофы, которую Христос открыл ему, Апостол описывает значение смерти Христа, так что в Риме никто уже не мог больше оставаться в неведении относительно цели, ради которой умер Иисус.

Распят со Христом – в этом тайна освобождения от оков греха. Все, крестившиеся во Христа, “погреблись с Ним крещением в смерть”. Посредством крещения в смерть мы, так сказать, погреблись вместе с Ним, т.е. опустились вместе с Ним в могилу Его, “дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни” (Рим. 6:4). Верующие в Риме должны были постоянно взирать на крест Его и помнить, что могила Его – это огромная пропасть, которая простирается теперь между ними и их прошлым, ибо в настоящем они должны уже “ходить в обновленной жизни”.

Это, конечно, произойдет только тогда, когда души действительно внутренне соединятся с Господом в Его смерти. Согласиться с этим фактом только разумом – это не приобресть действительного общения с воскресшим Христом. Они должны так живо соединиться с Распятым посредством Духа Святого, чтобы принять участие в подобии Его смерти.

А когда совершится это общение в подобии смерти, тогда они получат силу воскресения и узнают, что они распяты с Ним. Тогда уже они не будут более служить греху, оставаясь его рабами; “ветхий человек” их будет “распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху” (Рим.6:6). Итак, отныне грех лишен власти господствовать над человеком, тирании его пришел конец.

Но смерть Христа означает более, нежели только отрицательное освобождение. Они освобождены от греха не только посредством смерти, но и через жизнь. В них должна открыться жизнь Христова, которая восторжествовала над смертью и могилой, ибо если они действительно умерли для ветхой греховной жизни, то ныне они должны жить со Христом и иметь участие в той жизни, которою Он ныне живет, в новой жизни, в жизни “для Бога” (Рим.6:10).

Цель Голгофы состоит в жизни полной, в жизни с избытком. “Ибо что Он умер, то умер однажды для греха, а что живет, то живет для Бога” (Рим.6:10). Итак, они должны считать себя мертвыми для греха в Нем, они должны самым решительным образом доказать, что грех уже не господствует над ними, потому что они живут для Бога “во Христе Иисусе, Господе нашем”.

Но они не должны забывать, что в действительности все это должно быть пережито! Они не могут действительно быть распятыми со Христом и в то же время подчиняться греху, т.е. предоставлять свои члены в орудия неправды – в таком случае они обратили бы благодать Божию ни во что. Если они хотят достичь полного избавления Голгофы, то должны не только радостно осознавать свою смерть вместе с Распятым, но и должны представить себя Богу, как оживших из мертвых, а члены свои представить Ему в орудия праведности (Рим.6:13).

Однако здесь возникает новый вопрос: “Станем ли грешить, потому что мы не под законом, а под благодатью?” (Рим.6:15), т.е. освободившая нас благодать не подвергнет ли нас опасности переступить границы свободы?

“Никак!” – восклицает Апостол вторично. Не знают ли они, что соединение со Христом в Его смерти и в Его воскресении означает совершившееся изменение, революцию, преобразование, которое происходит глубоко в недрах человеческого бытия? Не знают ли они, что те, которые испытали силу смерти Христа, теперь от всего сердца стали послушны образу учения Его, которому они последовали? В новой жизни они с радостью стали “рабами Богу”, перестав быть рабами греха, и добровольно и радостно отдали свои тела в орудия праведности в полном и добровольном послушании.

В этой главе послания к Римлянам мы явно видим отделяющую силу креста. На Голгофе было совершено дело освобождения от вины и от уз греха, и Апостол требует от христиан в Риме, чтобы они вошли в наслаждение смертью Христа посредством решительного акта веры. Они умерли со Христом на кресте, и в этой смерти они отрешились от своей ветхой жизни. Соединившись в Нем и с Ним в подобии смерти Его, они стали теперь теми, которые распялись с Ним и теперь живут в Нем для Бога.

Жаждущие спасения сердца восклицают: “Я верю тому, я на то и рассчитываю и беру за основание, что Господь спас меня от великих ошибок в моей жизни”.

Может быть, дорогая душа, ты обратила свой взор в неправильном направлении? Ты смотришь внутрь себя и более занята своими переживаниями, своими чувствами и своими размышлениями и мнениями, нежели словами твоего Господа. Дух Святой не свидетельствует о том, чем ты занята, глядя внутрь себя, а потому откажись от предмета, на который ты возложила свои упования.

Взгляни на Голгофу. Господь Иисус умер там за тебя, как твой заместитель. Он взял с Собой и тебя на Свой крест. Твердо ли ты решила отказаться от всякого осознанного греха и добровольно постичь смерть со Христом? Поэтому исследуй себя, начиная с этого болезненного момента, когда ты остановила свой взор на кресте, на котором распят твой Спаситель.

Доверься Духу Святому и поверь Слову Божию: “Грех не должен над вами господствовать, ибо вы не под законом, а под благодатью” (Рим.6:14), потому что через смерть Христа и через твое общение с Ним грех не должен господствовать над тобою.

Если ты сокрыт во Христе в Его кресте, если ты соединен с Ним в Его жизни, то задача твоя, дитя Божие, состоит в том, чтобы ты постоянно укрощал свою волю и был верен тому выбору, который ты уже некогда сделал: “Неужели вы не знаете, что, кому вы отдаете себя в рабы для послушания...” (Рим.6:16). В часы болезненных испытаний ты должен сосредоточить все свое существо, чтобы, так сказать, подойти ко кресту и сокрыться в Нем, сокрыться в Том, Кто вознес тебя вместе с Собою на крест, и ты не должен сопротивляться всеми своими силами тому, чтобы Он переместил тебя с одного места на другое. Не борись с чем-либо, что проходит мимо тебя, но предай все Тому, жизнь Которого ты уже должен разделять, и ты увидишь тогда, что Он в состоянии сохранить тебя ежедневно и ежечасно.

“Но ныне, когда вы освободились от греха и стали рабами Богу, плод ваш есть святость, а конец – жизнь вечная” (Рим.6:22). Итак, ты должен занять правильное положение в отношении ко греху и называть грех грехом; ты должен твердо решиться следовать в послушании за Господом, уповая на Него, и Он произведет в тебе и хотение и действие по Своему благоволению.

Пусть скорби, горе или сила искушений приведут тебя пред свет лица Его, чтобы ты мог теперь видеть все в этом свете, и тогда ты будешь ходить во свете, “подобно, как Он во свете”, и тогда “Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очистит тебя от всякого греха” (1Ин.1:7). “А если бы кто согрешил, то мы имеем Ходатая пред Отцом, Иисуса Христа праведного: Он есть умилостивление за грехи наши, и не только за наши, но и за грехи всего мира” (1Ин.2:1-2).

Однако, прежде чем мы достигнем свободы, мы должны почувствовать всю тяжесть наших оков. Находясь в таком состоянии, мы как раз и приходим к пониманию цели закона, которая изложена в 7 главе послания к Римлянам.


 

ГЛАВА 4

"Верно слово: если мы с Ним умерли, то с Ним и оживем" (2Тим.2:11).

КРЕСТ И ЗАКОН

"Но ныне, умерши для закона, которым были связаны, мы освободились от него, чтобы нам служить Богу в обновлении духа, а не по ветхой букве" (Рим.7:6).

Освобождение через смерть все еще составляет предмет проповеди Апостола. Голгофский крест является местом примирения с Богом и освобождения от власти греха; тот, кто распялся со Христом, освобождается не только от оков греха, но и от оков “закона”, который требовал послушания от беспомощного грешника, хотя грешник этот не в состоянии был проявить это послушание, и обстоятельство это еще глубже толкало грешника в бессилие смерти.

Ход мысли Апостола в главах 5-8 послания к Римлянам находится в чудесном созвучии с фактическим опытом жизни христианина. Весь этот ряд глав можно ясно понять только внутренне, т.е. посредством того, что человек уже в некоторой мере поднялся по ступеням опыта, так что он в состоянии стать на точку зрения, которую занял Павел, когда писал свое послание к христианам в Риме.

“Закон же пришел позже, – писал он, – и, таким образом, умножилось преступление” (Рим.5:20). Намерение Бога, однако, состояло в том, чтобы открыть силу греха и всю отвратительность его, чтобы, “когда умножился грех, стала преизобиловать благодать”. “Дабы, как грех царствовал к смерти (над бедным грешником), так и благодать воцарилась через праведность к жизни вечной” (Рим.5:21) и восторжествовала над искупленным человеком.

Путь, которым приходит благодать, чтобы господствовать над человеком, состоит в смерти, потому что ничто, кроме смерти, не может освободить грешника от его оков. За грех – смерть, наказание за грех должно совершиться, смертный приговор должен быть приведен в исполнение, но он был приведен в исполнение в смерти Христа как Заместителя человечества, поэтому господство греха устранено над всеми, которые распялись с Господом.

И верующий умирает для закона, который приговорил его к смерти. Соединившись со Христом в Его смерти, человек умер для закона и поэтому освободился от требований закона, ибо со смертью его упразднены оковы закона.

Закон уже не в состоянии говорить более умершему: “Ты должен! Ты обязан!”, ибо умерший прошел через ворота смерти в другую сферу, куда уже закон не может последовать за ним, сферу, которую коротко можно назвать “во Христе Иисусе”, где человек служит Богу уже новым образом, в новом духе радостного послушания, а не так, как прежде, в вынужденном рабском послушании букве закона (Рим.7:6).

Но здесь возникает новый вопрос: можем ли мы теперь сказать, что закон, данный Богом, является грехом? Апостол опять отвечает: “Никак!” (Рим.7:7); он показывает далее основание, почему был дан закон, а также практическое действие закона в том, что он не только приводил душу на место, где она может быть освобождена распятым и воскресшим Спасителем. Ибо весть об освобождении через смерть со Христом – это радостная весть для тех, которые положили конец своей греховной жизни. Закон – это наш воспитатель, который приводит нас к Иисусу.

После того, как Апостол закончил свою мысль об освобождении от требований закона, он начинает описывать живыми красками горькую борьбу в душе, которая проявляет желание исполнить волю Божию во внутреннем человеке, но которая еще не охвачена избавлением посредством смерти Христа, только что описанным Павлом.

Закон повергает душу в смерть, а смерть – просто конец борьбы, момент, которого достигает душа, когда она уже не может более бороться и восклицает с сомнением: “Кто избавит меня?”, “Законом я умер для закона, чтобы жить для Бога” (Гал.2:19), – пишет Павел.

Легко вести беседу о седьмой главе послания к Римлянам с академической точки зрения. Если мы серьезно задумаемся над тем, как нам сокрушить собственные оковы, то вскоре увидим, как верен образ, начертанный Павлом, и как горек опыт, описанный им.

Бросим короткий взгляд на этот отрывок в Св.Писании и посмотрим, как закон действует в том направлении, чтобы привести душу туда, где она сможет отрешиться от самое себя и где она может получить искупление через Иисуса Христа, Господа нашего.

Закон был дан нам для того, чтобы показать, что такое грех

"Но я не иначе узнал грех, как посредством закона" (Рим.7:7).

Если бы, например, Бог не дал закона и не сказал: “не пожелай”, как узнали бы мы, что всякая похоть – это грех?

Закон был дан нам, чтобы показать
прямую противоположность
греха

Как буквально утверждается это описание в каждом человеческом сердце! Как только мы обнаруживаем, что именно нам сказано: “Не пожелай!”, мы сразу же вынуждены заметить, что делаем не то, что следует, а делаем то, что запрещено нам делать. Слова: “не пожелай!” пробуждают весь антагонизм падшей природы против святой воли Божией, “потому что плотские помышления суть вражда против Бога” (Рим.8:7).

Без заповедей закона грех мертв, ибо в этом случае нет противопоставлений, нет борьбы. Предоставь человеку идти собственным путем, удовлетворять свои похоти плоти – и противоречий не будет. Однако поставь его пред лицом закона Божиего и попытайся заставить его исполнить этот закон, как немедленно проснется грех, и человек начнет делать все, противное заповедям Божиим.

Итак, закон для того и дан, чтобы человек осознал самого себя, а также для того, чтобы он понял, что обитающие в нем противоречия сущностью своей направлены против закона Божиего.

Закон дан для того, чтобы привести нас к смерти

"Я жил всегда без закона; но когда пришла заповедь, то грех ожил" (Рим.7:9).

Было время, когда я ничего не знал о требованиях Бога. “Я жил некогда без закона”. Я полагал, что все в порядке, как вдруг оказался перед требованиями моего Творца: “Ты должен делать то, и не делать этого”. Тогда нечто проснулось во мне и восстало против закона Божиего – “грех ожил”, а до сих пор он спокойно дремал. И тогда я понял, что не мог повиноваться закону, потому что был немощен.

А грех воспользовался возможностью проявить надо мною свою власть и громко заявить о своих притязаниях на меня, притом посредством закона. Тогда я убедился, что грех действительно сильнее меня. Он обманул меня! Я вынужден был следовать искушениям его, хотя и знал, что последствия его – смерть. Грех, так сказать, умертвил меня (Рим. 7:11), показав мне, что у меня нет ничего, кроме возмездия впереди: за грех – смерть.

Заповеди Божии должны были бы привести меня к лучшей жизни, но вместо этого я опускался все глубже в беспомощность смерти (Рим. 7:10) и в безнадежное сомнение: “я умер”.

Закон был дан для того, чтобы указать на порочность греха

"Посему закон свят и заповедь свята и праведна и добра... так что грех становится крайне грешен посредством заповеди" (Рим.7:12-13).

Но грех оказывается грехом через святость закона! Как чудесен план, который предложил Творец, чтобы показать творению, у которого не было никакого представления о грехе, что такое грех, и еще более: Он хотел донести до сознания каждого человека необходимость в спасении.

“Грех становится крайне грешен” еще до того, как он начинает угнетать человека, еще до того, как проснется желание устранить его и освободиться от его оков.

Человек должен испытывать потребность в Спасителе еще до того, как Сам Спаситель выйдет ему на встречу.

Человек должен видеть глубину своего падения еще до того, как он станет понимать, что такое высота и глубина, широта и долгота избавления.

Посредством заповеди, которая свята, праведна и добра, а также посредством тщетных усилий человека, Бог приводит человека к тому, что он начинает сознавать свое положение.

Закон приводит к беспомощности смерти

"Но грех, оказывающийся грехом потому, что посредством доброго причиняет мне смерть... Ибо мы знаем, что закон духовен, а я плотян, продан греху... Ибо знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей доброе..." (Рим.7:13-14,18).

Какой жестокой оказывается борьба! Как сокрушает она высокомерие человека! “Закон духовен, – восклицает человек, – а я плотян, продан греху”. В действительности я раб, потому что делаю то, что ненавижу.

Как раз тот факт, что я ненавижу грех, доказывает, что глаза мои открыты на красоту и превосходство воли Божией (Рим.7:16), так что выглядит, будто во мне соединены два человека. Я хотел бы делать доброе, но я совершенно не способен это доброе воплощать в жизнь (Рим. 7:18). Поэтому, в некоторой, степени зло совершает не мое “я”, а грех, который пребывает во мне и мучит меня (Рим.7:17).

Я действительно раб! Где же еще найти рабство, подобное этому? Во всяком случае, я знаю теперь, “что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе” (Рим.7:18) На всей земле я не могу найти никого, кто был бы чернее меня самого. Я уже не могу более думать, что я таков, как и прочие люди. Находилась ли когда-либо еще душа в таких оковах, как я? “Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которое не хочу, делаю”.

Скажем коротко: “Итак, я нахожу закон, что, когда хочу делать доброе, прилежит мне злое” (Рим.7:21). Однако “по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием” (22), “но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего” (23). Я подобен рабу, находящемуся под тиранией греха.

Освобождение

"Бедный я человек! Кто избавит меня от сего тела смерти? Благодарю Бога моего Иисусом Христом, Господом нашим..." (Рим.7:24-25).

Да, имеется избавление, если только душа хочет этого избавления. “Бедный я человек”, – возопил Апостол, и в этом своем вопле он постиг истину, что он не способен избавить самого себя.

Гордость жизни сокрушена.

“Внутренний человек”, который хотел бы повиноваться закону, оказался не в состоянии заставить себя или свои грехи, несмотря на все свои усилия, делать то, что добро в глазах Божиих. Он все еще не способен осознать полной вести о кресте. Он еще не осознал ни своей смерти со Христом, ни своего избавления во Христе от тирании греха и от требований закона, но это горькая раздвоенность заставляет его осознать свое бедственное положение.

Может быть он думал, что “внутренний человек”, поддерживаемый благодатью Божией, был бы способен приобресть благоволение Бога. После того, как он начал в духе, посредством примирения с Богом, совершенного кровью на кресте, он мог быть уже “совершенным” или возрастать в благодати, благодаря помощи плоти?

О, “бедный человек”, взгляни опять на Голгофу! Ты должен приобресть и другую силу – силу Духа Святого, и только один закон – “закон духа жизни во Христе Иисусе” может сделать тебя свободным, он освободит тебя посредством того, что совершил Христос на Голгофе.

Закон, который ты сам стремился исполнить своими собственными усилиями, “имеет власть над человеком, пока он жив” (Рим.7:4).

Ты распят со Христом, ты умер с Ним, умер “для закона телом Христовым” (Рим.7:4).

Веришь ли ты, что ты воскрес с Ним, умер и воскрес “верою в силу Бога” (Кол.2:12).

Если веришь этому, тогда ты свободен от требований закона, ибо ты умер для него! Ты соединился с Тем, Кто воскрес из мертвых, и если ты будешь уповать на Него и предоставишь Ему простор для действий, то закон духа, который оживотворяет, освободит тебя от закона греха и смерти (Рим.8:2-3); тот, кого освободит Сын, истинно свободен будет.

Ты увидишь, что Бог послал Своего Единородного Сына в образе твоей греховной плоти, чтобы Он умер за тебя, чтобы Он мог произвести внутри тебя то, чего не мог совершить закон, потому что Он касался тебя только внешне, а не внутренне; Он умер за тебя, чтобы праведность, которой требует от тебя закон, могла бы теперь осуществиться в тебе, теперь, когда ты предоставил простор Духу Божиему, когда уже ходишь не по плоти, а по духу (Рим.8:4).

О душа, ты жила под непрекращающимся проклятием, но ты вопияла об избавлении через Иисуса Христа, Господа нашего, и внутренне получила ответ, что ты не должна уповать на саму себя, но на Того, Которого Бог воскресил из мертвых; те не подвергаются более проклятию, кто во Христе Иисусе обогащаются силами нового закона, действующим в них духом жизни, который освобождает их от ветхого закона господства греха и власти смерти.

“Итак, стойте в свободе, которую даровал вам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства” (Гал.5:1). Посмотри, как ты шаг за шагом ходишь в духе, как духовно настроенный человек: “Ибо живущие по плоти о плотском помышляют, а живущие по духу – о духовном” (Рим. 8:5). Силою оживотворяющего и обитающего в тебе Духа “умерщвляй дела плотские” (Рим.8:1-13) и будешь жить и ежедневно будешь находиться под непосредственным руководством Духа Божия. Тогда исчезнет всякий рабский страх пред Богом и ты узнаешь, что ты дитя Отца и как дитя – наследник, наследник Богу и сонаследник Христу, ибо ты с Ним страдаешь, чтобы с Ним и прославиться (Рим.8:13-17).


 

ГЛАВА 5

"Ибо Христос для того и умер, и воскрес, и ожил, чтобы владычествовать и над мертвыми и над живыми" (Рим.14:9).

РАСПЯТ СО ХРИСТОМ

"Законом я умер для закона, чтобы жить для Бога. Я распят со Христом, и уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня" (Гал.2:19-20).

Павел не медлит указать на собственный опыт, потому что он не проповедует римлянам или галатам Евангелия, которого бы он сам лично не знал; все то, что он написал некогда римлянам о смерти со Христом, он повторяет еще раз в этом отрывке своего послания к галатам.

Обращаясь к римлянам, он написал: “Мы”; обращаясь к галатам, он говорит им: “я”. “Законом я умер для закона”. “Я распят со Христом”.

В этих словах, как в фокусе, заключено глубочайшее значение избавления на Голгофе, и чем проще мы примем эту весть, тем быстрее мы испытаем на себе действие слова о кресте как силы Божией, которая делает человека блаженным.

Это “я”, которое с момента грехопадения является центральным источником всякой человеческой жизни, это “я”, говорит Павел, было распято со Христом, а закон явился лишь средством, которое привело его, Павла, на место смерти, на место, где он должен был обнаружить, что находится в нем, то есть во плоти его; там он должен был убедиться, что в нем нет ничего доброго. Это было место, где он должен был теперь отказаться от всякой борьбы и обратиться к помощи Другого. Павел говорит: закон привел меня на место, где я умер для закона через мою полнейшую неспособность повиноваться ему. (Чувство слабости или поражения, к которому приходит человек посредством закона, фактически является предшественником смерти – Лайфут). Оттуда я убежал, говорит Павел, чтобы сокрыться в смерти Христа, поэтому могу сказать, что я умер вместе с Ним.

Мы обязаны напоминать себе, что никакое Слово Божие не исчерпывается только каким-то одним применением его в каком-то одном отношении. Если мы предоставляем ему возможность руководить нами, то мы обнаружим, что весть о кресте будет приобретать для нас с каждым днем более глубокое значение, что она будет касаться и распространяться решительно на все стороны нашей жизни, и так она сможет утешить нашу глубокую скорбь. Вначале нашу смерть со Христом мы сами рассматриваем только как освобождение от оков греха. Мы обращаем наш взор на Господа, Который, умирая за нас на кресте, даровал нам это освобождение, но мы слышим одновременно и Его энергичный призыв: “Ибо вы умерли, и жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге”, поэтому “отложите все: гнев, ярость, злобу, злоречие, сквернословие уст ваших”, отложите все “дела плоти” (Кол.3:8-9). И тогда вы докажите с радостью, что слово о кресте является силой Божией для всех тех, которые верят во Христа и в то, что живой Христос “может всегда спасать приходящих через Него” (Евр.7:25).

Но раньше или позже мы должны будем уяснить себе, что наше избавление должно идти глубже. Наша жизнь в определенной мере находит свой центр в самой себе, хотя мы и умерли вместе со Христом для греха и приобрели освобождение от очевидных дел плоти. Собственные силы и личное благоволение к себе в труде, жалость к самим себе, когда мы страдаем, поиски славы в глазах людей, уход в самих себя, произнесение приговора над самим собой в часы борьбы с искушениями, чувствительность в общении с другими, самозащита, когда нам причиняют несправедливость, и порою прежде всего пронизывающее все самосознание, которое превращает жизнь в тяжесть – все это признаки того, что нам не следует искать центра жизни в нас самих.

Собственными силами мы можем только отчасти принадлежать Господу, порою посвятить себя Ему и с новой ревностью пытаться трудиться для Него, забывая об источнике наших собственных сил до тех пор, пока он не исчерпается или пока нам не откроются наши собственные глаза, ибо пока они не откроются, мы все пытаемся увидеть хотя бы ничтожный плод нашей духовной работы, а когда они откроются, мы постигнем всю бесполезность нашей плотской деятельности.

Именно в таком нашем состоянии, когда очи наши открыты, к нам приближается Дух Святой со словом о кресте, с новой блаженной вестью о свободе, которая для жизни многих людей обладает более значительными последствиями, нежели только освобождение от оков греха, от которых они освободились уже прежде.

Господь Иисус Своим призывом ко кресту коснулся сущности всякого беспокойства в человеческой жизни, когда сказал: “Кто последует за Мной, отвергни себя”. Господь не сказал, чтобы человек, который решил следовать за Ним, отверг свои грехи или какие-нибудь другие определенные дела; Тот, Кто знал, что в человеке, коснулся самого главного в человеке, поэтому и сказал: “Отвергни самого себя”.

Когда человек отвергает самого себя, когда он почитает самого себя распятым со Христом, тогда совершенно другое “я”, другая сущность – Господь Иисус Христос – наполняет центр его сердца и подчиняет в нем все Себе.

Этого “я” коснулся Апостол Павел в послании к коринфянам, когда писал им о причинах разногласий в церквах. Св.Писание предлагает нам один за другим примеры этого “я” в его различных образах и проявлениях:

“Это ли не великий Вавилон, который я построил”, – восклицает Навуходоносор (Дан.4:27).

“И скажу душе моей... покойся”, – говорит человек, сердце которого приковано к сокровищам земли (Лук.12:19 ).

“Благодарю тебя, что я не таков, как прочие люди”, – так заявляет о себе переоценка морального человека (Лук.18:11).

“Потому что я свят для тебя”, – это самая сокровенная мысль самоправедника (Ис.65:5).

“Я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды”, – это положение самоудовлетворенности (Отк.3:17).

Это “я” того или иного человека, это “я” христианина, который ходит, как ходят все плотские люди: “Ибо, когда они говорят: я Павлов, а другой: я Аполлосов, то не плотские ли вы” – пишет Апостол.

Но “я распят со Христом” – это открытое письмо Павла. С вестью о кресте он ходил навстречу всякой трудности, всем трудностям, которые возникали у христиан тех дней. “Мы умерли!”, “все умерли”, “вы умерли” – это постоянно подчеркивает Павел, когда говорит с детьми Божиими о их практическом отношении ко греху и о мирских элементах в Церкви Божией. И души, которым он писал, знали, что все, что он написал, он сам исполнил в своей жизни. Он не сказал, что он распялся со Христом, ища при этом для самого себя первого места в жизни и высоких привилегий, хотя он по праву мог бы искать себе чести у людей, как Апостол Иисуса Христа (1Фес.2:6).

“Я ничто”, – писал он коринфянам, называя себя наименьшим из всех Апостолов; “наименьший из всех святых”, – писал он ефесянам (Еф. 3:8). “Я ничто”, – это был дух, который управлял его жизнью, когда он почел все тщетою ради Иисуса Христа.

Но “распят со Христом” – это неизменное требование Павла. С какой бы точки зрения он не рассматривал действие и последствия смерти Христа, Голгофа для него – основополагающее дело. Все его изложение истины не выходит за радиус креста. Греческое слово, которым Павел пользуется в послании к Галатам 2:20, означает “распят вместе” (сравни то же слово в Рим.6:6). “Распят со Христом” – это факт, на котором должна покоиться наша вера, если только мы хотим приобресть постоянно действующее избавление; глаза веры должны быть обращены на распятого Христа, а не на внутренний личный опыт.

Взирать на Христа – это путь к освобождению на всякой ступени духовной жизни. Мы смотрим на Иисуса на кресте, как смотрели сыны Израилевы, находясь в ужасной пустыне, на вознесенного змея. Не будем смотреть на самих себя, а только на Голгофу, где умерщвлен грех, и в этом нашем взирании мы приобретем жизнь. Посмотрим еще раз внимательно на крест, там мы должны увидеть себя, распятых со Христом, и верою, которая соединяет нас с Ним, мы освободимся от всякого сознательного греха, удалим его, чтобы он более не господствовал над нами, и – поскольку мы истинно желаем и ожидаем победы – Дух Святой запечатлит нашу веру действительным освобождением.

Еще раз взглянем на Голгофу; мы увидим, что мы там умерли для закона, ибо Бог не говорит нам уже более: “Ты должен, ты обязан”, Он не говорит всего этого тем, которые искуплены Иисусом Христом. Если мы послушны закону Христа, Он посылает нам Духа Сына Своего в наши сердца, которым мы взываем: “Авва, Отче”, – посредством этого Духа мы учимся взирать на Него, чтобы Он утешал всякую скорбь нашу.

И еще раз поднимем свой взор на Голгофу, и уже после этого просветленным взором посмотрим на самих себя, тогда мы увидим, что наше “я” распято. Так как Сам Дух Святой истолковывает эту мысль, то нам остается только удивляться тому, что эту чудесную тайну мы не постигли уже давно. Нам следует только освободить путь живому Христу, взяв на себя Его крест как свой крест, и тогда Он откроется через нас.

И это все? Нет! Так как Тот, Кто умер и воскрес сидит на престоле, то мы в Его свете будем видеть свет. Новые стороны нашего существа будут озарены испытующим светом Его святого присутствия; мы постоянно открываем более глубокие глубины наших бедствий, поэтому мы снова и снова бежим на Голгофу, чтобы там обрести жизнь.

“Распят со Христом!” Его крест – это мой крест. Я там вместе с Ним. Я готов разделить вместе с Ним Его крест, а все происходящее в жизни готов встречать словами: “Теперь уже не существует более мое я; у меня нет более обособленного существования, я погрузился во Христа” (Лайфут), и Он, живой, будет теперь все более наполнять меня и все более и более производить во мне то, что Ему угодно.


 

ГЛАВА 6

"...когда Он придет прославиться во святых Своих и явиться дивным в день оный во всех веровавших" (2Фес.1:10).

КРЕСТ И ЖИВОЙ ХРИСТОС

"Я распят со Христом, и уже не я живу, но живет во мне Христос..." (Гал.2:19-20).

ог... благоволил открыть во мне Сына Своего” (Гал.1:15-16), – писал Апостол в начале послания к галатам. “Тайну, сокрытую от веков и родов, ныне же открытую святым Его” (Кол.1:26), – писал он колоссянам; тайну эту Бог, по Своему благоволению, открыл детям Своим, “которым благоволил Бог показать, какое богатство славы в тайне сей для язычников, которая есть Христос в вас, упование славы” (Кол.1:27).

В этом цель и смысл креста. Мы распялись со Христом и таким образом предоставили Ему верою место для обитания в наших сердцах; это обитание Господа внутри нас называется тайной, т.е. чем-то, что сокрыто от нашего разумения до тех пор, пока не будет открыто нам Господом.

Тайна эта не была открыта в домостроительстве закона. В это время каждый стоял пред Господом, уповая на свои собственные дела, за исключением некоторых немногих, как Авраам, который в духе предвидел день Христа и радовался ему. Они уповали на обетования, даже если эти обетования касались далекого будущего, и воспринимали их верою.

Однако во время домостроительства благодати, намерение Бога состоит в том, чтобы тайну эту возвестить всем народам, чтобы те, которые окажутся послушными вере, приобрели участие в Его славе (Рим.16:25-26). Павел говорит, что он стал служителем, чтобы верою проповедовать Слово или намерения Божии, т.е. “тайну” (Кол.1:25). Павлу особенно было положено на сердце то, чтобы “утешены были сердца их, соединенные в любви и для всякого богатства полноты уверенности, к познанию тайны Божией, Христа” (Кол.2:2), которая стала известной им через откровение, а именно через вечный план Божий, любви Божией, а сущность этого плана состоит в том, чтобы люди из всех племен, языков и народов имели участие в неисследимом богатстве Христа. Павел называл особым даром благодати тот факт, что Бог избрал его возвещать всем язычникам благую весть, чтобы свет Евангелия осветил всех так, чтобы каждый мог видеть домостроительство сквозь “тайны Божии”, залог, который доверен каждому, кому Господь открыл его. Поэтому Павел понес эту весть народам, “дабы ныне соделалась известною через Церковь начальствам и властям на небесах многоразличная премудрость Божия” (Еф.3:10).

Откровение Христа, которое стало уделом Павла, было даровано ему потому, чтобы он проповедовал его, как он сам об этом говорит в послании к галатам; исповеданию его: “Живет во мне Христос”, он предпосылает слова: “Я распят со Христом”, – посредством которых он ясно и отчетливо доказывает, что откровение тайны живущего в нас Христа зависит от истинного и действительного краеугольного камня Его смерти.

Как только верующий практически осознает Голгофу в качестве центрального момента в своей жизни, все истины Слова Божия разместятся в прекраснейшей гармонии, каждая на своем месте.

Никакой идеал жизни не покажется слишком высоким или слишком далеким, как только верующий предоставит место своему Господу, чтобы Он Собою осуществил идеал человека. Никакая заповедь Божия, повелевающая служить Ему, не покажется слишком трудной, как только Сам Христос станет для человека всякой мудростью и силой, когда он верою, так сказать, будет восходить на крест, чтобы оттуда отправиться на всякое служение в уповании на живущего в нем Господа. Сила Божия проникает в его жизнь и по мере того, как человек чувствует в себе действие воскресшего Христа, меняются все его взгляды и вся его жизнь. “Умею жить... научился всему... все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе” (Фил.4:12-13), – восклицает торжествуя Апостол. “Для меня жизнь Христос” (Фил.1:21), – в этом непреходящая радость Апостола. “Ибо не осмелюсь сказать что-нибудь такое, чего не совершил через меня Христос” (Рим.15:18), – это его чудное свидетельство. “Для чего я и тружусь и подвизаюсь силой Его, действующею во мне могущественно” (Кол. 1:29), – так Павел говорит о Духе, Который ежедневно укрепляет его для служения.

О, блаженная жизнь! Ты исполнена мира, радости, ты свободна, как только ты однажды постигнешь тайну жизни души верою в Сына Божия!

Но, дорогой Павел, не означает ли это, что ты превратился в машину, лишенную права личного выбора, лишенную собственных желаний?

“Я распят со Христом”, – восклицает Павел. Я не превратился ни в мумию, ни в машину. Я остался человеческим существом с присущими ему чувствами, личными желаниями и надеждами.

Я живу, но именно потому и живу, что я умер, ибо чувствительность моего человеческого организма, которая притупилась благодаря действию греха, теперь освободилась, так что теперь он может опять жить, не будучи более вынужден оставаться медиумом жадности и эгоизма, а органом для откровения любви и жизни Христа, Который теперь “живет во мне”.

“Во мне”, в Апостоле Павле, не почитающем себя достойным называться Апостолом, потому что гнал Церковь Божию.

“Во мне” со всеми моими особенностями, с моим темпераментом, с моими чувствами. Все это составляет личность, которая называется “я”. Христос живет во мне.

Тем не менее я знаю: мое “я” не является более источником и центром моей жизни. Я уже не “я”, а милость Божия, которая делает меня способным трудиться более, нежели все другие Апостолы. Жизнь моя более не моя жизнь, а жизнь текущая в мое сердце от живого Христа и только проявляющаяся во мне.

Но, Павел, не чудесное ли это познание для тебя? Считаешь ли ты себя умершим и чувствуешь ли ты большую радость и небесное восхищение через воскресшего Господа, Который обитает в твоем сердце?

Да, потому что, “что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия” (Гал.2:20).

Но какого же рода верою живешь ты, дорогой Павел? Это ли та вера, которую ты приобрел через смерть со Христом, вера, в силу которой эта смерть является великим напряжением, которому мы обязаны подчиняться каждое мгновение?

Нет, это вера в Сына Божия, “Возлюбившего меня и предавшего Себя за меня” (Гал.2:20).

О, блаженное доказательство, ты доказываешь мне, что “я распят со Христом”! Мое “я” исчезает поэтому с горизонта души, а Сын Божий наполняет меня великой любовью, которую Он проявил в смерти на кресте, ею Он наполняет сердце и все мои чувства.

“...предавшего Себя за меня”, – это овладевшая моею жизнью истина! Теперь все дела и события моей жизни следует рассматривать в свете и в любви Голгофы. Отдача в пронзенные руки Того, Кто умер на Голгофе, приносит с собой сладчайшую радость; занятая предметом любви вера в Него производит в душе добровольное, хотя может быть и не всегда глубоко осознанное желание полностью принадлежать Ему, и желание это не основывается более и далее на опыте души, которая не заботится уже более о чем либо на земле, что находится в непосредственной связи с человеком. Сердечное стремление души состоит теперь в том, чтобы Тот, Кто умер, видел плод Своей любви, явленной на Голгофском кресте, и мог возрадоваться о нем.

Путь веры

"...живу верою в Сына Божия..." (Гал.2:20).

"...у которых перед глазами предначертан был Иисус Христос... через дела ли закона вы получили Духа, или через наставление в вере?" (Гал.3:1-2).

Павел говорит, что он живет внешней жизнью, которая продолжается “верой в Сына Божия”. Ему кажется, что его личное дело веры выходит за круг его сознания благодаря твердой уверенности, что Иисус обитает в нем и действует в Нем. Воскресший Господь, взявший верующего в личное обладание, приносит с Собой в его сердце и “дух веры”, и процесс повторяющегося постоянно от одного мгновения к другому упования станет наконец таким естественным и простым, как дыхание.

Но имеются и переходные ступени в духовной жизни, когда душа приходит к более глубокому познанию самой себя и к осознанию собственного бессилия, чтобы затем принять превосходящее разумение воскресение и воскресшего Господа. В такие переходные времена верующий часто вынужден ухватиться за чистое Слово Божие, утверждающее, что он распят со Христом; так необходимо поступать в тяжелые дни и часы испытаний. Верующей душе часто необходимы новые беседы с Богом, когда она вновь подтверждает свой завет с Ним, когда она снова вручает себя Ему, доверяет себя Ему для того, чтобы Он совершил в ней Свои величайшие намерения любви; в такие времена душа возлагает на Господа всю ответственность за то, что Он проведет ее через все испытания и выведет на широкий простор жизни во Христе.

Во все времена мы должны в нашем общении с Богом заботиться о том, чтобы вера наша всегда была верой настоящего момента, а не минувшего. Это значит, что мы – если только мы твердо держимся Его Слова – распяты со Христом и твердо верим, что Он, “животворящий мертвых и называющий несуществующее, как существующее” (Рим.4:17), Своим творческим Словом ныне сообщает нам жизнь Христа и сохраняет ее в нас. Говорить для Иеговы – значит делать. В момент сотворения мира Он сказал: “Да будет!”, и было так. Слово о кресте из уст Христа было точно также словом всемогущества, как и слово, произнесенное при сотворении мира. Иегова указывает на Своего Сына на кресте и говорит: “Распят с Ним”, и душа отвечает: “Аминь. Да будет так!”. Так весть о кресте становится силой Божией во всех, которые верят в нее.

В переходные времена верующий также в состоянии уйти с пути веры и подчинить себя “закону дел” или собственным усилиям. Возвращение к “закону дел” является величайшей опасностью для христианина; это возвращение к “закону дел” являлось так же опасностью и для христиан в Галатах. Весьма вероятно, что первый радостный опыт работы Духа Святого в них уже миновал, а так как они не полностью поняли цель смерти Христа, как и путь веры в распятого и воскресшего Христа, то они оказались в опасности стать легкой добычей тех, которые хотели увлечь их в ветхую жизнь упования на самих себя и в сопряженные с этим дела.

Слова, которые Апостол обращает к ним, ясно показывают, что уход их от креста явился причиной опасности, в которой они теперь томились; на примере их мы видим, что дело Христа на кресте должно быть якорем для души в течение всей ее христианской жизни.

“О, несмысленные Галаты! Кто прельстил вас не покоряться истине, вас, у которых пред глазами предначертан был Иисус Христос, как бы у вас распятый?”(Гал.3:1), – восклицает Апостол в начале главы, размышляя об образе и способе, как Иисус был предначертан пред глазами их, как будто у них распятый, ибо он, Апостол, не мог возвестить им ничего меньшего, как только полное Евангелие, которое он проповедовал и Коринфянам и Римлянам. Он совершенно не мог понять, как они могли забыть такое изображение и такое раскрытие значения смерти Христа и теперь уповать на самих себя.

Кто отвратил ваши взоры от Голгофы и от всего, что она означает? “Кто прельстил вас?” На вас воздействовало скрытое, но могущественное влияние. Неужели вы так несмысленны, галаты, что не видели этого? Когда взоры их были обращены на Того, Кто умер за них, тогда они получили Духа Святого через простое “наставление в вере” (Гал.3:2). Тогда они узнали и постигли “слово о кресте” и претворили его в своей жизни, ибо оно проявилось в них как сила Божия: Бог излил на них Духа Своего в обильной мере, и Дух этот совершил “между ними чудеса” (Гал. 3:5) в ответ на принятую ими весть и проповедь о кресте.

Неужели тогда, когда Иисус Христос был предначертан у них пред глазами, как бы у них распятый, они не постигли значения смерти Его? Прежде чем был открыт путь веры они “заключены были под стражею закона” (Гал.3:23), потому что они не могли исполнить требований закона; на кресте, однако, “Христос искупил нас от проклятия закона, сделавшись за нас проклятием, чтобы нам получить обещанного Духа верою” (Гал.3:13-14). Разве они не знали, что только верою во Христа Иисуса они могут стать детьми Божиими и что “во Христа крестившиеся, во Христа и облеклись” (Гал.3:27)?

Неужели все их минувшие страдания напрасны? Неужели они опять хотят возвратиться под иго закона, вместо того, чтобы вступить во все права и преимущества детей Божиих? “Дети мои, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос” (Гал.4:19), – восклицает Павел со страхом в душе. Ему совершенно не понятно, как можно было отказаться от простого упования на Христа и опять надеяться на самих себя и на свои дела! Он мог все это приписать только влиянию злой силы, которая окутала их и которая увлекла их от Голгофы.

О, подобное злое влияние и сегодня воздействует на народ Божий, чтобы отвратить взоры верующих от распятого Христа! Враг душ знает, как прельщать души и как отвлекать их от Голгофы, при том самым незаметным для них образом. Коварство его многообразно. Он подходит к каждой ступени роста духовной жизни с особой хитростью, ибо всякое извращение истины, всякая ошибка может быть объяснена лишь тем, что человек не пребывал постоянно на Голгофе и не сохранил в своем сердце вести о кресте, обладающей для нас двойным значением, вести как центрального факта жизни верующего и как центральной истины, из которой излучаются все другие стороны остальных истин Божиих. У нас нет необходимости прослеживать все эти стороны и линии истины Божией до их крайних пределов, но мы обязаны постоянно оставаться внутри радиуса креста.

Постоянное взирание на Иисуса, на Распятого, постоянная зависимость от Духа Божия, Который проявляет в нас разделяющую силу Своей смерти и дарует нам силу Своей жизни – это путь веры, на котором Христос может полностью изобразиться в нас и на котором верующий может возрасти в полную меру возраста Христова.

О душа, искупленная драгоценной Кровью Иисуса Христа! Когда слово о кресте достигло тебя в силе Божией и ты согласилась с ним и приняла Распятого, распявшись с Ним и подлинно соединившись с воскресшим Господом, обрати внимание на то, что каждый день ты должна направлять взор сердца своего на крест и прославлять великого Бога за то, что ты находишься там вместе с Тем, Кто умер за тебя. Поэтому:

1) Предай верою в силу Божию смерти на кресте всю свою старую жизнь и сделай это без промедления, доверься Духу Святому, свидетельствующему тебе о смерти Христа, Который спасает тебя и сегодня от всякого проклятия. Итак, удаляйся от всего, что открыто тебе Духом Святым, но не Божие, удаляйся от всего этого в течение всей твоей духовной жизни, и тогда на твоем пути будет сиять свет и ты увидишь, как даже цвет твоего лица изменится до неузнаваемости, когда ты будешь ходить во свете Божием.

2) Живи каждое мгновение верою в верность Божию и уповай на то, что Дух Святой дарует тебе жизнь Христа. Погрузись в Его силу и делай то, что прежде всего надлежит тебе делать на пути твоих обязанностей, и верь, что Бог производит в тебе “хотение и действие по Своему благоволению”. И когда нога твоя будет ступать по пути, которым ты должен идти вместе с Господом, то доверься Его сильной руке, которая укрепит твои шаги и не мучь себя бесполезными сожалениями, но пребывай в Его любви и вручи себя полностью Его охране.

3) Ходи верою в воскресшего Христа вместе с Ним и берегись хотя бы изредка уповать на самого себя. Предоставь возможность Слову Его обитать в тебе в обильной мере. Постигай волю Его, чтобы тебе согласовать с нею свою жизнь, изложи пред Ним желания сердца, и тогда Он откроется через тебя всем тем, которые вокруг тебя.

4) Стой в вере. Не гордись, но опасайся дать место гордости в своем сердце. Никакое прежнее откровение Его благодати не поможет тебе, если ты не окажешься в полной зависимости от Господа. У тебя фактически нет ничего, чего бы ты час за часом не получал от Него! Бодрствующий враг подстерегает тебя, чтобы победить тебя, как только ты предоставишь ему для этого случай. Будь мудр и сокройся в Господе, Который представляет тебя пред престолом Божиим. Если ты ходишь во свете и если все твои дела соделаны во свете, то знай, что все они соделаны в Боге; знай, что “Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает тебя от всякого греха”, так что тебе предоставляется святая возможность ходить в блаженном общении с Ним.

“Будем держаться исповедания упования неуклонно, ибо верен Обещавший” (Евр.10:23).

“Если мы неверны, Он пребывает верен; ибо Себя отречься не может” (2Тим.2:13).


 

ГЛАВА 7

"...Он показал им руки и ноги и ребра Свои... Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святого" (Ин.20:20-22).

КРЕСТ И ДУХ СВЯТОЙ

"Христос искупил нас от проклятия закона, сделавшись за нас проклятием, ибо написано: проклят всякий, висящий на древе, дабы благословение Авраамово через Христа Иисуса распространилось и на язычников, чтобы нам получить обещанного Духа верою" (Гал.3:13-14).

Эти слова Апостола Павла к галатам показывают, что дар Духа Святого основывается на том, что Господь совершил на Голгофском кресте.

О действиях Духа Святого Господь очень ясно говорил в Своей прощальной речи, обращенной к ученикам в вечер перед Его страданиями.

Дух истины, исходящий от Отца, должен быть послан Сыном каждому из Его искупленных, чтобы они могли постичь тайны Божии, чтобы также напоминать им слова Христа и чтобы они постоянно могли свидетельствовать исключительно только о Христе и могли наставлять всякую душу на путь истины, будучи сами наставлены Духом на всякую истину. Дух истины придет к искупленным, чтобы говорить им, но не о Самом Себе, а о том, что Он слышал от Отца и Сына; Он будет говорить тем, к кому Он посылается с поручением, чтобы открыть им вечный план любви Божией, чтобы прославить Христа во всех искупленных Его; Он станет для них источником полноты, и они будут черпать из Его полноты, чтобы возвещать Христово спасение.

Это было тогда в горнице в Иерусалиме в день Его воскресения, когда Сам Иисус пришел к Своим ученикам и стал посреди горницы, показывая им Свои руки, и ноги и бок, на которых ясно были видны знаки ран креста. Тогда Он дунул на них и сказал им: “Примите Духа Святого”. А после Своего вознесения, когда Он уже сел одесную Отца Своего, Он получил от Отца обетование Духа Святого и излил Его на ожидающее стадо Свое, на души, которые постоянно пребывали в молитве и которые ожидали обетования Отца. Это обетование должно было исполниться, как сказал им их Учитель, говоря, что силою Духа Святого они должны будут превратиться в свидетелей смерти и воскресения Господа Иисуса Христа.

Из книги Деяний Апостолов мы подробно узнаем о том, как Дух Божий наставлял учеников и изъяснял им слова Христа, как Он руководил ими в истине, так что их прежние мировоззрения стали совершенно чуждыми для них, да и окружение их тоже стало чуждым для них. Дух Божий свидетельствовал через Апостолов об Иисусе Христе и уяснял искупленным на земле смысл и значение Голгофского креста, предлагая им взять от Его полноты для того, чтобы быть подобными “образу Сына Его”.

От наученного Духом Святым Апостола Павла мы узнаем, что пребывание Духа Божия в каждой душе основано только на Голгофе. “Христос искупил нас, – пишет он, – чтобы нам получить обещанного Духа верою”. Слово “искупил” возвращает нас на Голгофу, где мы были искуплены драгоценной Кровью Христа как непорочного и чистого Агнца. Там, на Голгофе, Христос понес за нас проклятие, чтобы мы получили Духа Божиего. Он искупил нас, “сделавшись за нас проклятием, ибо написано: проклят всякий, висящий на древе”.

Весть о Голгофе находится, таким образом, в связи с дарами Духа Святого. Обратим серьезное внимание на то, что Христос сделался за нас проклятием; факт этот говорит о том, что мы находились под проклятием, ради которого Он именно висел на кресте как наш заместитель; на крест Он вознес и нас вместе с Собою.

То, что проклятие креста сочетается с обетованием Духа, это также является для нас глубоким указанием на условия, при которых Он может свободно действовать в нас. Ибо только тогда, когда для нас станет полной и несомненной истиной то, что мы прокляты во всем, чем сами по себе являемся, только тогда мы радостно примем весть о Голгофе, т.е. о том, что мы должны быть распятыми с Тем, Кто умер там ради нас; только тогда мы предоставим место для полного обитания и действия Духа Святого в нас.

“Крест приводит нас к Духу Святому, а Дух Святой обратно возвращает нас ко кресту” (Эндрю Мюррей). Только через смерть Христа душа может получить Духа Святого, и только через полученного таким образом Духа Святого верующий может вступить в живое общение со смертью Христа, так что он с полной уверенностью будет знать, что воскресший Христос истинно обитает в нем; тогда только он по праву сможет сказать: “Я распят со Христом”, “Во мне живет Христос”, – заявит тогда его душа. С другой стороны, верно также и то, что мы можем постичь Духа Святого в Его полноте и силе только посредством более глубокого общения со Христом и с Его крестом.

Мысль эту также подтверждают слова Апостола Павла, обращенные к галатам, в которых он ссылается на свою проповедь о Голгофе, являющуюся основанием для действий Духа Святого в них. Совершенно ясно, что галаты, хотя они и приняли очевидным образом Духа Святого, нуждались в более ясном и четком познании креста, ибо если бы они также ясно видели свою смерть со Христом, как и Павел, то они не впали бы в искушение и не пытались бы возвратиться к старой сущности собственных усилий. Галаты не постигли проклятия закона во всей его тяжести, проклятия, которое тяготеет над каждой душой, проклятия, которое оставляет без всякого внимания только частичное послушание закону, – вот поэтому они не могли покончить с упованием на себя. Они начали в “духе”, но они не знали, что должны и жить по “духу” и при том на том же основании веры в Распятого, в Сына Божия, которое было положено в начале их духовной жизни.

Слова Павла, обращенные к верующим в Галатах, должны повторяться сегодня с усиленным ударением, потому что многие из детей Божиих наших дней нуждаются в более отчетливом и ясном взгляде на Голгофский крест в его сочетании с действиями Духа Святого в душе. Ибо Дух Святой действует исключительно на основании Голгофы. Он обладает каждым верующим лишь в той степени, в какой тот воспринял значение смерти Христа для искупленных.

Крест ведет к Духу Святому!

Вследствие искупительного дела Христа, каждое сердце склонно к тому, чтобы принять Духа Святого; как только сердце отдастся своему Искупителю, Дух Святой овладевает им как Своей собственностью и очищает его верою.

Дух Святой ведет ко кресту!

Эту истину мы ясно видим в жизни Господа. Небо отверзлось, и Дух Святой сошел на Христа во время Его крещения в Иордане, где Христос прообразно погрузился в воды смерти, решив уподобиться грешникам. Но крещение в Иордане не было истинной Голгофой. Предвечный Дух Святой снизошел на Христа, стоявшего в водах Иордана, Он обратил лицо Его к Иерусалиму, повел Его туда и приготовил Его выпить чашу Голгофы. После Своих крестных страданий Христос был укреплен Духом Божиим и силою Его воскрес из мертвых, чтобы затем воссесть одесную Отца Своего и приобресть помазание для Своих последователей.

Так происходит со всеми, которые следуют по Его стопам. Посредством отдачи Богу, посредством взятия креста – которое прообразно представлено Иорданом – Дух Святой овладевает крепостью сердца верующего и стремится привести его к истинному общению со крестом, действуя в непрерывном процессе роста, идущего изнутри наружу, от центра – в окружение, стремясь овладеть новыми областями жизни, открывая новые нужды, а крест указывает нам на то, что удовлетворяет эти нужды, что утешает их боль, делая нас причастниками Его смерти как силы и могущества, которое отделяет нас от старой жизни, сообщая нам жизнь воскресшего Христа для того, чтобы нам стать новой тварью.

О верующей душе, получившей дар Духа Святого, можно сказать, что она “исполнена” Духом Святым. Заметим, однако, что она исполнена лишь в той степени, насколько позволяют ее возможности восприятия в то именно время. Это исполнение может быть незначительным, малым, если возможности души тоже малы и незначительны. Оно и останется таковым, если душа эта не постигнет той истины, что Дух Святой ведет ее ко кресту, чтобы там углубились ее возможности восприятия и чтобы на опыте она могла убедиться в более значительной полноте Духа Святого.

Дух Святой ведет того от веры в веру, кто доверяется Ему и кто с радостной готовностью подчиняется водительству и руководству Его, пока не явится Господь с небес, Который превратит бренное тело смерти в подобное Его славному телу. Если же воля Божия будет состоять в том, чтобы искупленный умер физической смертью, то Дух Святой дарует ему такую полноту жизни во Христе, что он не увидит смерти, а только уснет, чтобы уже затем постоянно находится в обителях у Господа. Смерть поглощена победой, жизнью: “На сие самое и создал нас Бог и дал нам залог Духа” (2Кор.5:4-5).

Исполнение "всею полнотою Божией"

"Да даст вам, по богатству славы Своей, крепко утвердиться Духом Его во внутреннем человеке, верою вселиться Христу в сердца ваши, чтобы вы... могли постигнуть... любовь Христову, дабы вам исполниться всею полнотою Божией" (Еф.3:16-19).

Эти слова дают нам вкратце представление о цели действий Духа Святого в верующем. Павел молится о ефесянах, чтобы Духом Христа они могли крепко утвердиться “во внутреннем человеке”, чтобы “верою вселиться Христу в сердца” их. Вечный Дух Отца овладевает искупленным для вышеуказанной цели, т.е. для того, чтобы обнаружилось обитание в нем Сына Его. Он укрепляет верующего для выполнения тех условий, которые необходимы для внутренней жизни христианина и которые были выражены в словах Павла, обращенных к галатам: “Я распят со Христом”.

Также и здесь, в этом месте Св.Писания, подчеркивается вера искупленного. Вера не может существовать для человека вне его. Вера – это просто упование на Слово Божие, за которым непосредственно находится Сам Бог. “Вера от слышания” – в восприимчивых сердцах она возбуждается Духом Божиим, Который доносит до их душ Слово Божие. “В Нем вы и совоскресли верою в силу Бога, Который воскресил Его из мертвых” (Кол.2:12), – так писал Павел колоссянам.

Итак, для того, чтобы нам удовлетворить все наши потребности, нам следует обратиться к Духу Святому, во-первых, для получения веры, посредством которой мы можем сотрудничать с Ним и посредством которой, мы можем усвоить себе то, что Господь совершил для нас посредством Своей смерти на кресте.

Господь называет неверие грехом, хотя люди весьма охотно склонны называть неверие просто человеческой слабостью, которая так свойственна их бедным, порабощенным душам и которую они должны нести со скорбью. Мы же, однако, должны рассматривать неверие как грех; мы должны исповедать его пред Богом тоже как грех; мы должны отказаться от него тоже как от греха и ожидать освобождения от него через смерть Христа точно так, как и от всякого осознанного греха.

Взглянем опять на Голгофу! Мы были там распяты с Ним, поэтому и доверяемся Ему вполне, попросим Его, чтобы Он дал нам духа веры, откажемся от всяких собственных усилий в борьбе за веру; будем тихо и смиренно уповать на Слово Его, и тогда нам будет дарована по-детски простая вера в Него, и мы научимся тогда жить верою в Сына Божия, как Он жил силою Отца Своего.

Если Христос именно таким образом открылся в нас, это значит, что Дух Божий руководит нами, это значит, что мы становимся способными постичь со всеми святыми, что широта и долгота, а также глубина и высота любви Христа. Мы постигнем тогда, что высочайшее откровение любви Христа совершилось на Голгофе.

В этом процессе необходима также и сила Божия, ибо к пониманию любви Христа можно придти только через участие в Его страданиях. Если ты только разумом хочешь постичь страдания и боль другого, то помни, что таким путем ты не достигнешь общения с Ним, которое возникает только тогда, когда ты будешь идти с Ним одно и тоже поприще. “Чашу Мою будете пить”, – сказал Господь Своим ученикам.

Но этого совершенно не достаточно для того, чтобы ты уже достиг полной меры возраста Христова; ты только отчасти смог постичь любовь Христа, которая привела тебя на Голгофу. “Дабы вам исполниться, – продолжает далее Апостол, – всею полнотою Божией”.

Но это превосходит наше разумение и наши возможности, о великий Апостол креста! Да, но Он, “действующею в нас силою может сделать несравненно больше всего, чего мы просим или о чем помышляем” (Еф. 3:20). Именно “действующею в нас силою” мы можем исполниться любовью Христа и “всею полнотою Божией”.

“И уже тут был такой поток, через который я не мог идти, потому что вода была так высока, что надлежало плыть, а переходить нельзя было этот поток” (Иез.47:5).

“О, если бы эта блаженная жизнь была знакома мне!” – может воскликнуть не одно сердце при чтении этих слов. Дитя Божие, если ты напрасно пыталось постичь избавление Голгофы, не уповая на действующего в тебе Духа Божия, то откройся Ему теперь вполне и вручи Ему себя теперь. Предоставь Ему возможность полностью соединить тебя с распятым и открыть в тебе живого Бога. Согласен ли ты проявить Ему полное послушание, послушание за любую цену? Предоставишь ли ты Ему необходимое право входа в твою жизнь? Готов ли ты теперь принять весть веры? Тогда опять обратись к Голгофе! Когда ты опять посмотришь на Того, Кто умер там, то ободрись, поверь в Слово Божие, в котором написано, что ты был распят с Ним и тогда через вечного Духа Бог откроет тебе сокровенную мудрость.

Что представляет собой помазание Духом?

Находишься ли ты на службе у Царя? Когда Дух Христа откроется в тебе, тогда ты узнаешь, что твой Господь не только обитает в тебе, но что ты являешься членом тела Христа, что ты уже помещен на принадлежащее тебе место в теле Христа. Святой елей, которым был помазан Христос более соучастников Своих, будет стекать с подола одежд Его на тебя и через тебя и помажет тебя на всякое служение по воле Божией.

Если ты отдашься воле Его, то сам Христос будет могущественно действовать через тебя Своим Святым Духом. Помни только о том, что дары различны, а Дух один и тот же, что различны служения, но Господь один и тот же, что силы различны, но один Бог, Который производит все во всем. “Все же сие производит один и тот же Дух, разделяя каждому особо, как Ему угодно” (1Кор.12:4-11). Сын Божий был помазан более соучастников Своих елеем радости, потому что “Ты возлюбил правду и возненавидел беззаконие” (Евр.1:9). Так Христос хочет насадить в тебе глубокую ненависть к греху и сердечную любовь ко всему, что является правдой, истиной, которая не теряет своего значения перед Богом; ты будешь любить Господа не только как Бога любви, но и как Бога необычайной святости. Ты пожелаешь, чтобы возникла строгая ревность и непримиримость Божия ко всему, что в тебе еще не подобно Ему. Ты добровольно согласишься, чтобы Он воспитывал и наказывал тебя, чтобы тебе быть соучастником Его святости. Только так ты будешь соединен с Господом более тесными связями и примешь участие в помазании Того, скипетр Которого – истинный скипетр.

Знаешь ли ты, что ты уже предоставил простор Духу Святому? Потому шаг за шагом ходи по духу! Будь зависим только от Него одного, стремись исполнять только Его волю и ищи только Его благоволения; таким образом Он будет руководить тобою, будет наставлять тебя, как тебе пребывать в Господе. Ты станешь тем, кому уже определено место в таинственной любви, ты узнаешь тогда, что помазание, которое ты получил от Него, пребывает в тебе, что помазание это наставляет тебя всему, что истинно и в чем нет лжи. Чему оно наставляет тебя, в том ты и должен пребывать.


 

ГЛАВА 8

"...представьте себя Богу, как оживших из мертвых, и члены ваши Богу в орудие праведности" (Рим.6:13).

ЖИЗНЕННАЯ СТОРОНА КРЕСТА

"Ибо любовь Христова понуждает нас, рассудивших так: Один умер за всех, значит все умерли. А за всех Он умер, чтобы живые уже не для себя жили, но для Умершего за них и Воскресшего" (2Кор.5:14-15).

Некто весьма верно сказал, что у креста есть две стороны: земная, то есть обращенная к земле, представляющая собой отрицательное освобождение от смерти, и небесная, то есть обращенная к небесам, которая говорит о жизни в общении с живым Богом. Так как заместительная жертва Христа, а также смерть всех для греха через Христа не отделимы друг от друга, то не следует также отделять смерть от жизни во всем течении христианской жизни.

“Ибо если мы соединены с Ним подобием смерти Его, – пишет Павел римлянам, – то должны быть соединены и подобием воскресения”. Как видим, дело Духа Святого состоит в том, чтобы сделать нас соучастниками живого общения с Богом. Это, безусловно, до такой же степени действительное общение с Богом, как и связь привитого черенка с основным стволом.

Что означает такое живое общение с Богом? Это можно постичь только через Духа Святого, Который производит его через веру, покоящуюся на том, что совершил Христос на Голгофском кресте.

В руках Духа Святого “слово о кресте” живое, сильное и острее всякого меча обоюдоострого, который острием своим проникает до разделения души и духа, составов и мозгов и судит помышления и намерения сердечные. “Слово о кресте” отделяет ветхую жизнь от новой до тех пор, пока жизнь свыше не будет беспрепятственно господствовать в душе, тогда христианин действительно окажется на жизненной стороне креста.

Мы, однако, знаем, что нет жизни воскресения вне воскресшего Гос-пода. Поэтому мы и погрузились с Ним в Его смерть, поэтому мы и распялись с Ним и соединились с Ним, как с вечно Живущим, так что в Нем мы можем теперь ходить в обновленной жизни. Жизнь воскресения – это непрерывная жизнь; это жизнь – не опыт, которым мы обогатились во время уже давно минувшего кризиса; это жизнь – это живой Христос, Который Сам воскрес, Который пребывает в нас, Который действует в нас Своей могущественной силой, если только мы выполняем условия, позволяющие Ему действовать в нас.

Жизнь нельзя копировать, и даже утверждение, что человек обладает жизнью воскресения, не может призвать эту жизнь к бытию. Нет необходимости утверждать, что человек обладает жизнью, ибо она сама свидетельствует о себе посредством открывшейся силы, происходящей от Него.

Благодарение Богу, что жизнь в общении со Христом – это действительная жизнь, что это неоспоримая сила, которая приводит душу в такое живое общение с воскресшим Христом, что человек уже на земле начинает приобщаться “к силам будущего века”. Рассматривая так дела Божии с точки зрения вечности, человек может подняться над соблазнами и интересами всепоглощающей земли.

Находясь на стороне воскресения креста, Дух Святой проливает свет на Голгофский крест, пока распятый Христос не будет предначертан пред очами сердца, тогда душа станет постигать все новые стороны Его смерти. Ибо Господь не может занять прежде полагающееся Ему место на престоле сердца, и Дух Святой не может прежде запечатлеть на сердце более глубокое учение о кресте, пока не наступит освобождение от власти греха и его последствий, пока не наступит очищение сердца и жизни.

Во 2Кор.5:14, а также в последующих стихах Апостол Павел изображает перед нашими глазами жизнь на стороне воскресения креста и ясно показывает нам смерть на Голгофе как основание жизни от Него.

Движущая сила новой жизни

"Ибо любовь Христова понуждает нас..." (2Кор.5:14).

Слово “понуждает”, которое употребляет здесь Павел, встречается довольно часто в Новом Завете, особенно там, где должно быть выражено непреодолимое понуждение. Стих Фил.1:23 начинается словами: “Влечет меня...”, которые не совсем точно переведены с греческого. В греческом тексте вместо слова “влечет” стоит слово “понуждает”. Сам Христос употребляет это слово, когда говорит о предстоящем Ему крещении страданиями. Слова Его переведены на русский язык так: “Креще-нием должен я креститься, и как я томлюсь, пока сие совершится” (Лук. 12:50).

Это же слово употребляется для того, чтобы изобразить, как люди “держали” Иисуса (Лук.22:63). Это же слово употребляется в Евангелии от Луки 4:38, где говорится: “Теща же Симонова была одержима сильной горячкой”.

Эти слова бросают тень на смысл, в котором Павел употребляет это слово, когда он говорит о любви Христа, которая понуждает его. Она удерживает его в рамках, понуждает его бежать на ристалище, не уклоняясь ни вправо, ни влево. Он понуждаем, проникнут Его великой любовью; он полностью побежден ею, так что он как поток стремится вперед, увлекая с собой все, что встречается на пути.

Вот какого рода любовь Христа, Который не почитал хищением быть равным Богу. Эта любовь выразилась в том, что Христос принял образ раба, уподобившись людям, и был послушен до смерти и смерти крестной.

Эта любовь является движущей силой новой жизни в общении с живым Господом. Пролитая в сердце Духом Святым, эта любовь уничтожает всякое самолюбие и великие эгоистические интересы и удерживает души всецело в своей власти.

Основание новой жизни

"...Один умер за всех, значит все умерли" (2Кор.5:14).

По своей привычке Павел говорит о смерти Христа, как об основании новой жизни. Ни в каком другом месте, как здесь, он так кратко не выражает этой двухсторонней вести о кресте. Спаситель, как наш Заместитель, “умер за грехи наши”, “Один умер за всех”; все, за которых Он умер, умерли вместе с Ним – “значит все умерли”.

“Ибо любовь Христова понуждает нас”, – восклицает Павел, потому что, говорит он, я был на Голгофе в смерти Человека, Который там умер, я увидел там и осознал свою смерть с Ним. Я умер вместе с Ним, и в этой смерти Его умерли так же все мои эгоистические стремления. Любовь, которая привела Его на Голгофу – эта та любовь, которая пролилась в мое сердце Духом Святым, которая теперь понуждает меня, которая теперь совершает во мне свое великое дело, приводя меня ко кресту.

Предмет новой жизни

"Ибо знаем, что когда земной наш дом, эта хижина, разрушится, мы имеем от Бога жилище на небесах, дом нерукотворный, вечный" (2Кор.5:1).

Те, которые “умерли” вместе с Ним, живут теперь Его жизнью. Они чувствуют, что Он умер за них, поэтому Он теперь тоже живет для них, поэтому отныне все они хотят жить уже не для себя, а только для Бога.

Они видят, что они распяты вместе с Ним, поэтому Он, умерший за них, принимает обращенный на Себя взор их и понуждает их, и помогает им принести свои тела в жертву живую, святую, благоугодную, и эта жертва является их радостным и разумным служением Богу.

Разделяющая сила креста

"Потому отныне мы никого не знаем по плоти..." (2Кор.5:16).

В свете креста Апостол Павел смотрит на человеческий мир с точки зрения, которая совершенно отлична от той, которую он занимал тогда, когда будучи еще фарисеем, ходил по улицам Иерусалима.

Тогда он был “Иудеем из Иудеев”; тогда он не хотел сообщаться с Самарянами. Однако это его исключительное положение исчезло в свете Голгофы и в жизни с воскресшим Христом. “Потому отныне мы никого не знаем по плоти”, – восклицает Павел, ибо я уже живу в сфере, где исчезли всякие различия, где нет уже более ни Иудея, ни Еллина, где все и во всем Христос.

Фактически Павел был отделен от людей, однако он не хотел занимать положения той исключительной святости, которая заявляет: “Остановись, не подходи, потому что я свят для тебя” (Ис.65:5), но он был отделен от людей посредством обитающего в нем Духа Святого. Несмотря на то, что он именно так уже жил пред Богом и в Боге, он был гораздо ближе к людям, нежели тогда, когда он полагал, что находится в живом общении с ними, потому что теперь он рассматривал всех, как души, за которых умер Христос. Теперь он знал, что в глазах Бога нет разницы между Иудеем и Еллином, ибо “благ и милостив Господь ко всем, призывающим Его”. Крест освободил его от земной и весьма исключительной гордости, так что теперь в отношении ко всем людям он занял такое же положение, какое занимал в отношении к ним и Христос, Господь его: он стал для всех слугой.

Павел говорит также о познании Христа, но не о духовном, а о плотском, от которого освободил его крест силою Духа Святого. Это познание Христа можно назвать только внешним познанием, оно подобно тому познанию, которым обладали ученики Христа до Голгофы; ученики знали Его, но не так, как фактически должны были бы знать Его, не глядя на внешнюю оболочку Его земной жизни.

И сегодня можно обладать историческим познанием Христа. Его жизнь, смерть, воскресение и вознесение могут так и остаться внешними и воспринимаемыми разумом фактами, не оказывающими, однако, никакого воздействия на нашу жизнь и не проявляющими в ней своей действительной силы. Погружение в смерть Христа изменяет все это, ибо на жизненной стороне креста Дух Святой открывает воскресшего Господа, и живущий теперь “по духу” является действительно живым.

Новая жизнь во Христе

"Итак, кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое" (2Кор.5:17).

Это “итак” в 17 стихе возвращает нас к стиху 14. Если кто-либо крестился во Христа, в смерть Его, то он вошел через врата креста в новую сферу, где не только Христос пребывает вместе с ним, но где Он является источником его жизни. Если человек соединен с живым Христом, то “древнее прошло”, потому что во Христе он стал новой тварью, совершенно новой, а не тварью, испытавшей только исправление или улучшение старой природы.

Павел говорит, что на жизненной стороне креста душа, соединенная с живым Христом, облекается в нового человека (Кол.3:10-11).

Благодаря ежедневному содействию Духа Иисуса Христа (Фил. 1:19), этот новый человек возрастает в совершенном познании своего Творца и уподобляется Ему в сфере, где “Христос все во всем”. Ребенок, естественно, растет и уподобляется своему отцу; дарованная искупленному новая жизнь растет и уподобляет его Тому, Кто является Твор-цом новой твари, ибо там, где человек действительно умер со Христом, действительно “древнее прошло”, там появился простор для роста нового человека, “созданного по Богу в праведности и святости истины” (Еф. 4:24).

Новое служение другим

"Все же от Бога... Потому что Бог во Христе примирил с Собою мир... и дал нам слово примирения. Итак мы – посланники от имени Христова..." (2Кор.5:18-20).

Новому человеку во Христе, который ясно осознал свое избрание для Бога и который уже не хочет возвращаться более на почву земных отношений и интересов, Бог поручает исключительно во имя Того, Кто умер за всех, весть о “слове примирения”. Эта весть написана в его сердце, она вошла во внутренности его подобно свитку, который съел Иезекииль, прежде чем начал говорить слова Божии. Так вместо Христа вооружены “посланники Христовы”, чтобы проповедовать по поручению Бога.

Через них слово о кресте явно проявляет себя как сила Божия, потому что “посланники Христовы” являются соработниками Божиими, потому что Бог через них привлекает к Себе души, за которые умер Христос, чтобы и для них не оказалась тщетной благодать Христа в день спасения.

Внешняя жизнь

"Мы никому ни в чем не полагаем претыкания... но во всем являем себя как служители Божии..." (2Кор.6:3-4).

Находясь на основании креста (2Кор.5:14), мы видим, что Апостол постоянно движется вперед в описании характерных признаков жизни, родившейся на Голгофе, жизни в общении с Тем, Кто умер и воскрес. “Отныне мы должны жить уже не для себя”, – гласит твердое решение искупленной души, а для Того, Кто умер за нас – это неизменное желание этой души. “Я рассматриваю всех людей как души, за которые Он умер”, – это основание всякого общения с людьми. “Он вложил мне в сердце слово примирения”, – так говорит сознание ответственности искупленной души. “Я должен быть соработником Его”, – это ежедневная новая задача.

“Отныне мы должны жить уже не для себя”, – это основная черта краткого описания жизни Апостола. Он говорит, что его внешние обстоятельства – это бедствия, нужды, тесные обстоятельства, удары, темницы, изгнания, бдения, посты (2Кор.6:4-10). Новая жизнь открылась для него в “чистоте, в благоразумии, в великодушии, в благости, в Духе Святом, в нелицемерной любви, в слове истины, в силе Божией”.

Охраняемый оружием праведности с обеих сторон, Павел вел эту жизнь “в чести и бесчестии, при порицаниях и похвале”; его считали обманщиком, хотя он был верен; он не искал славы, и в то же время он был известен; его почитали умершим, но он все же был жив благодаря ежедневно обновляемой силе находящейся в нем жизни.

Он был наказываем страданиями тяжелейшего рода, но все же не умер; он печалился по поводу всяких бедствий, причиняемых гибнущим миром, и все же он радовался в Том, Кого он принял за основу своей жизни. Он был беден в любом отношении, но тем не менее он был одним из тех, которые могли многих обогатить вечными сокровищами. Он был одним из тех, у кого ничего не было, но обладая Христом, они обладали всем в Нем, в Котором сокрыты все сокровища мудрости и ведения.

В этом образцовом муже не было места для жизни для себя. Знаешь ли ты это, дитя Божие? Так как ты соединился со Христом и уподобился Ему в Его смерти, ты можешь постичь жизнь, которая родилась на Голгофе, и ты должен и можешь ходить, как Он ходил, для чести и славы Божией.


 

ГЛАВА 9

"То и Иисус, дабы освятить людей Кровию Своею, пострадал вне врат. Итак выйдем к Нему за стан, нося Его поругание" (Евр.13:12-13).

РАСПЯТ ДЛЯ МИРА

"А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира" (Гал.6:14).

Глядя на мир со стороны воскресения Голгофы, Апостол еще раз видит крест с его разделяющей силой, отделяющей его от мира. В свете, который Бог проливает на Голгофу, Апостол восклицает: “А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа”.

Апостола побуждало к этому восклицанию воспоминание о тех, которые хотели избежать преследований ради креста. Крест был особым образом камнем преткновения в дни Павла. Он предлагал полное и абсолютное избавление всем людям, Иудеям или язычникам, не требуя внешних обрядов обрезания. Но такой подход к вопросу означал конец иудаизма с его исключительностью, с его особенностью и с его плотскими заповедями. О, Дух искал Себе поклонников, которые будут поклоняться Ему в Духе и истине, которые принесут Ему духовную жертву хвалы в духовном храме сердца.

Вполне естественно, что Павел счел необходимым проповедовать такое Евангелие, хотя проповедь эта всюду вызывала возбуждение и благоугодна была более Богу, чем людям.

Но еще более “Я распят со Христом” – с этим призывом Павел обратился к религиозному миру. Когда он проповедовал крест, который открыл ему Господь, то он, Павел, увидел, что крест Его “был орудием распятия его, Павла, как и он, Павел, был орудием распятия Христа” (Лайфут). “Фактически я потерял уже все, но Бог сохранил меня от того, чтобы я стал воображать о себе что-либо на основании моих страданий за Христа; лучше я буду хвалиться Его страданиями за меня” (Лай-фут). В свете всего того, что означала для Апостола Павла Голгофа, страдания за крест являлись для Павла высочайшей славой. “Да сохранит меня Бог от того, чтобы я чем-либо хвалился, кроме одного креста Христова; на этом кресте я распят для мира и мир распят для меня. С этих пор, когда совершилось это распятие, мы мертвы друг для друга. Во Христе Иисусе древнее прошло, поэтому и обрезание и необрезание ничто, но новое духовное творение есть все и во всем” (Лайфут).

Этот взгляд на Голгофу я приобретаю, однако, на жизненной стороне креста, который во свете Божием выступает передо мною во всей своей славе, как единственная мудрость и сила.

Вначале мы со страхом отступаем перед этими требованиями креста; мы бы хотели только, чтобы он свидетельствовал нам только о том, что мы спасены через Него от смерти. Однако, когда душа ходит в тесном общении с Живым, смерть ее на Голгофе освещается небесным светом, и тогда взор наш может все более проникать в глубины страданий Христа и в славу, на которую и Ангелы взирают с трепетом.

Крест Павла является одновременно огромной пропастью, которая пролегает между ним и всякой формой проявления этого порочного мира. Быть распятым со Христом – это значит не только освободиться от тирании греха и требований закона, но и от мира во всех отношениях.

Господь Иисус Христос умер, “чтобы избавить нас от настоящего лукавого века” (Гал.1:4). Он умер, чтобы спасти нас от воздействия властей тьмы (Кол.1:1), помня, что “наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных” (Еф.6:12). Бог спас нас от них и поместил нас в Царство возлюбленного Сына Своего. Итак, мы распяты для мира, а не только для мирских дел или путей его, но, главное, для самого мира. Распятые со Христом, мы должны ожидать, что мир будет смотреть на нас, как он смотрел на Него, когда Он висел на кресте. Оставаясь с Ним на кресте, мы должны рассматривать мир, как Он рассматривал его, и в духе распятого Иисуса мы должны молиться за тех, кто еще хочет пригвоздить нас ко кресту.

Чтобы иметь возможность рассматривать мир в свете креста, пойдем еще раз на место, называемое Голгофой, и оттуда посмотрим на элементы, противящиеся Духу Святому, которые образуют “настоящий лукавый век”. Посмотрим также на тех, которые соединились со Христом и которые ожидают того, что они будут царствовать с Ним во славе Его и будут царями и священниками.

“Войны же, когда распяли Иисуса, взяли одежды Его... и так сказали друг другу... и бросали жребий, чтобы узнать, кому они должны принадлежать” (Ин.19:23-24).

В четырех войнах, которые у подножия креста бросали жребий, мы легко распознаем сторону человеческой природы, которая так бесчувственна к страданиям других и которая стремится из всего извлечь выгоду, что только попадает в сферу ее досягаемости.

О, как велико сегодня число тех, которые прообразно представлены теми, кто распинал Господа! Они обычно говорят: “Будем есть и пить, потому что завтра умрем”, и совсем не думают о том мгновении, которое выходит за пределы их физических потребностей.

Как бывает больно душам, которые добровольно распялись со Христом, которые способны сострадать другим, когда они встречаются с этими элементами в этом злом и развращенном мире! Горе всем тем, которые находятся в их власти!

“Подобно и первосвященники... насмехаясь, говорили: других спасал, а Себя Самого не может спасти! Если Он Царь Израилев, пусть сойдет со креста и уверуем в Него” (Матф.27:41-42).

Есть также “благочестивый”, “религиозный” мир, который отвергает крест Христа. Это те, которые не готовы последовать за распятым Господом. Это те, которые занимают первые места и самые высокие должности, которые любят, чтобы их приветствовали на площадях и улицах; это те, которые любят, чтобы люди называли их “учителями” (Матф.23:6-7). Это те, которые “дела свои делают с тем, чтобы видели их люди” (Матф. 23:5). Этот религиозный мир не любит креста, хотя в 20-ом столетии он носит имя Того, Кто был распят и умер на кресте. Любовь и стремление к власти, а также жажда слышать похвалу и славу от людей так противны духу креста!

“Проходящие злословили Его, кивая головами своими и говоря: Э! разрушающий храм и в три дня созидающий! Спаси Себя Самого и сойди со креста!” (Марк.15:29-30)

Пестрая толпа теснится у креста, проходя мимо, присоединяясь к общему ликованию и зову. Это толпа на Голгофе уподобляется стаду овец, у которого есть пастырь. Она видит настроение вождей и позволяет увлечь себя настроением минуты, часа. Это толпа, проходя мимо креста, поносит Распятого и вспоминая слова, которые некогда произносил Распятый, извращает их смысл.

Войны и разбойники, первосвященники, старейшины и книжники были единодушны с этой толпой в этот ужасный день. Благочестивые и религиозные люди, грубые солдаты, преступники и светские люди – все забыли рамки, которые прежде отделяли их друг от друга, все они тогда объединились против Голгофы. Один и тот же возглас раздавался из их уст: “Если Он Христос, избранный Божий, то пусть спасет Себя Самого!” Крест явился для них доказательством того, что Христос не Сын Божий. О, если бы Он дал им сейчас сверхъестественные знамения, то они уверовали бы в Него! Еще не было слишком поздно для того, чтобы Он доказал, что Он Мессия. “Сойди со креста!” – большего они не требовали.

Так происходит и сегодня. Все элементы нынешнего злого мира объединяются на Голгофе. Плотской элемент, мудрецы этого мира, преступники, христиане по имени соединяются с особыми силами зла для великой борьбы против креста. Против них выступают лишь те, которые стоят у креста Иисуса, их маленькая группка, но которых проповедь о кресте запечатлевает как “распятых для мира”. Крест является средством распятия их, как он был орудием распятия Его. И теперь крест открывает вторично свою разделяющую силу. На Голгофе нет нейтральной почвы.

Если бы в тот день мы стояли у креста Иисуса, сказали ли бы мы тогда: “Поношение креста должно быть моей величайшей и высочайшей славой”? Согласны ли мы добровольно взять на себя крест и подвергнуть себя проклятию мира? Согласны ли мы отделиться от широкого мира, от мира с его вожделениями, с его интересами, с его себялюбивым духом, с духом самопрославления и эгоизма? Согласны ли мы выйти из религиозного мира, который почитает себя благочестивым , поскольку в нем заявляют о себе “элементы мира”, которые хотят разделить нас с Господом? “То и Иисус, дабы освятить людей Кровию Своею, пострадал вне врат. Итак выйдем к Нему за стан, нося Его поругание” (Евр.13:12-13).

Элементы мира в христианской жизни

"Итак, если вы со Христом умерли для стихий мира, то для чего вы, как живущие в мире, держитесь постановлений" (Кол.2:20).

Верующие в Галатах оказались в опасности снова начать уповать на дела закона. Верующие же в Колоссах оказались в другой опасности: они могли оставить Христа через “философию” и заповеди человеческие, которые Павел называет обольщением этого мира.

И для верующих в Галатах, и для верующих в Колоссах у Павла одна и та же весть – весть о Голгофе.

Павел отнюдь не хотел присоединять еще своего голоса к проявляющемуся в Колоссах беспокойству, ибо он видел, что колоссяне и так оказались в полном замешательстве через постановления и учения людей, потому что многие осуждали их “за пищу, или питие, или за какой-нибудь праздник, или новомесячие, или субботу” (Кол.2:16).

Заметим, однако, что все эти внешние дела, которые в эпоху закона были “тенью будущих благ”, теперь уже обладают совсем ничтожным значением. Апостол Павел возвращает колоссян на Голгофу и говорит им: “Если со Христом вы умерли для стихий мира, то для чего вы, как живущие в мире, держитесь постановлений?” Почему вы возвращаетесь опять к детским постановлениям о внешних делах и подчиняете себя правилам, которые установили для вас другие? Пусть “никто да не обольщает вас самовольным смиренномудрием и служением Ангелов, вторгаясь в то, чего не видел, безрассудно надмеваясь плотским своим умом” (Кол. 2:18). Почему бы вам не держаться твердо “главы, от которой все тело, составами и связями будучи соединяемо и скрепляемо, растет возрастом Божиим” (Кол.2:19).

Если вы умерли со Христом, так что вы соединены с Ним теперь как со своей жизнью, то почему же вы возвращаетесь теперь к тем, которые говорят вам: “Не прикасайся”? Все эти внешние дела и вещи, все это “истлевает от употребления”. “Пища не приближает нас к Богу: ибо, едим ли мы, ничего не приобретаем; не едим ли, ничего не теряем” (1Кор.8:8).

Павел открыто говорит, что всякий аскетизм имеет только вид мудрости и, удаляясь от ясных заповедей Божиих, является только “самовольным смиренномудрием”. Все это “имеет только вид мудрости в самовольном служении, смиренномудрии и изнурении тела в некотором небрежении о насыщении плоти” (Кол.2:23).

Колоссяне умерли вместе со Христом для всех этих постановлений мира – элементов, которые были ничем иным, как постановлениями и заповедями человеческими, последствиями огромного самообмана, ибо люди вообразили себе, что таким образом они смогут сами победить. Колоссяне с такими настроениями не могли быть последователями Христа. У них не было истинного обрезания, обрезания сердца. Если они действительно распялись с Ним, и затем воскресли для новой жизни, то они не должны поступать так, как будто они живут в этом мире.

Если они распялись со Христом и воскресли вместе с Ним, то твердая вера в этот факт должна была вооружить их непобедимой силой – силой воскресения Христа. Поэтому вместо того, чтобы заниматься вопросами внешних дел, вместо того, чтобы вопрошать, должны ли мы делать то или это, они должны были бы помышлять более о горнем, “где Христос сидит одесную Бога”; “о горнем помышляйте, а не о земном. Ибо вы умерли, и жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге” (Кол.3:1-3).

“Ибо вы умерли, – повторяет Апостол, – и жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге”. Они были освобождены от ветхой жизни, чтобы иметь часть в жизни Христа. “Итак умертвите земные члены ваши”, – подчеркивает Апостол; только тогда колоссяне смогут постичь тайну жизни в Боге и освободиться от вожделений и склонностей своей плоти.

Опасности, которые угрожали верующим в Колоссах, те же, что и сегодня. Часто, даже очень часто, они скрываются под именем “освящения” и “полной отдачи Богу”.

Мирские христиане, которые легко противоречат друг другу, не так легко попадают в эти сети. Но те, которые самоотверженно хотят следовать за Господом, довольно легко и часто попадают под влияние “человеческих постановлений”. На них большое влияние оказывают люди, которых они считают особенно великими в труде для Господа.

Крест Христа особенно является вестью и средством спасения для всех. Давайте с полным сердцем и полной отдачей сораспнемся Христу; нам не нужно будет долго ожидать, как мы увидим, что мир распят для нас и мы распяты для мира. Мир потеряет для нас свою силу притяжения и свою способность влиять на нас в нашем хождении за Господом.

“Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира” (1Ин.2:16). Если мы распялись со Христом, то мы победили мир, ибо “Тот, Кто в вас, больше того, кто в мире” (1Ин.4:4).

Крест – основание общения

"...стали близки Кровию Христовой. Ибо Он есть мир наш, соделавший из обоих одно... упразднив вражду Плотию Своею... дабы... примирить обоих с Богом..." (Еф.2:13-16).

Если Голгофский крест является разделяющей силой, отделяющей дитя Божие от мира, то одновременно он является также и силой, объединяющей всех, которые стали близки Богу посредством драгоценной Крови Иисуса Христа.

На жизненной стороне креста искупленные Кровью Христа дети Божии должны чувствовать единство со всеми, которые “во Христе Иисусе”. Весть о Голгофе достигает грешника как основание его примирения с Богом. Одновременно, однако, ее следует настойчиво провозглашать как основание общения человека с человеком, т.е. как основание общения друг с другом исповедующих Иисуса Христа учеников.

Весьма необходимо, чтобы мы знали, что все разделения между истинными детьми Божиими можно объяснить только “постановлениями мира”, для которых, однако, они умерли вместе с распятым Господом. Если в нашей жизни мы вынуждены терпеть нечто, от чего Христос уже прежде освободил нас Своей смертью, то фактически мы повинны в практическом отрицании действенности Христа.

Апостол Павел, принадлежащий некогда к самой исключительной секте Иудеев, ясно сказал, что смерть Христа упразднила всякие преграды между теми, кто служит одному и тому же Господу. С той же ревностью, с какой он некогда пытался истребить учеников презираемого им Назарянина, он пытается теперь служить Ему, с той же ревностью теперь он полностью отдал себя Распятому для того, чтобы Он полностью господствовал над ним, с той же ревностью он проповедовал теперь с непобедимой силой убежденности веры Спасителя мира. (Гал.1:23).

Слово о кресте совершило полнейший переворот в его жизни. Он отверг все свои прежние представления, которые он так ревностно отстаивал, отверг так, как будто они никогда прежде не существовали. Он отверг полностью свои прежние национальные предрассудки, свою национальную гордость, свою сектантскую надменность.

Крест, являющийся воротами к новой жизни, является теперь постоянной темой проповеди Павла. Когда он писал свое послание колоссянам, он с особым ударением подчеркивал, что если они умерли вместе с Тем, Кто умер за них, то отныне они живут в новой сфере, где уже нет земных различий и разделений, “где нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, скифа, раба или свободного, но все и во всем Христос” (Кол.3:11).

“Ибо все мы одним Духом крестились в одно тело, Иудеи или Еллины, рабы или свободные, и все напоены одним Духом”, – писал Павел вторично, обращаясь к коринфянам (1Кор.12:13).

Иудеи называли Еллинов “необрезанными”; это разделение между ними состояло исключительно во внешнем соблюдении закона Моисея и жертв, совершаемых левитами, которые были установлены Самим Богом до тех пор, пока не пришел Иисус Христос, т.е. в соблюдении всего прежнего, как некоторой совершенной и всеобъемлющей жертвы за грех, за грехи народа.

Павел говорит, что Христос упразднил “вражду Плотию Своею, а закон заповедей учением, дабы из двух создать в Себе Самом одного нового человека, устрояя мир” (Еф.2:15). Это значит, что из Иудея и из Еллина Он хочет создать нового человека, устрояя мир; ибо и Иудей, и Еллин умерли вместе с Ним, когда стали близкими Богу через Иисуса Христа. И Иудей и Еллин примирились с Богом в теле плоти Его; так Христос упразднил вражду “Плотию Своею” на кресте.

О, славная весть о Голгофском кресте, на основании которой родилась Христианская Церковь! О, блаженная свобода, обладая которой мы радуемся и в 20-ом столетии! Ибо через Голгофский крест, который так чудесно открыл воскресший Господь Павлу, а также через исполненную глубокой веры проповедь Апостола Павла о кресте, мы, язычники, сделались “сонаследниками, составляющими одно тело, и сопричастниками обетования Его во Христе Иисусе” (Еф.3:6) посредством благовествования Евангелия.

Однако в истинной Церкви Христа, носящей Его имя, наблюдаются и сегодня между детьми Божиими те же преграды, которые наблюдались и в дни Апостола Павла между Иудеями и Еллинами!

“И пришед, благовествовал мир вам, дальним и ближним” (Еф. 2:17), – писал Павел, обращаясь к Ефесянам. Воскресший со знамениями креста на руках, Он, умерший, чтобы из всех народов, племен и языков “создать в Себе Самом одного нового человека”, Сам приходит к нам с вестью мира.

О, если бы и сегодня Он пришел к Своему народу с этой радостной вестью! О, если бы и сегодня Он показал нам Свои руки и Свой бок и сказал нам: “Мир вам!” О, если бы сегодня все части, на которые разделились живые члены Его Церкви, соединились в одно Тело посредством креста Его!


 

ГЛАВА 10

"Для сего-то и явился Сын Божий, чтобы разрушить дела дьявола" (1Ин.3:8).

КРЕСТ И ВЛАСТИ ТЬМЫ

"Истребив учением бывшее о нас рукописание, которое было против нас, и Он взял его от среды и пригвоздил ко кресту; отняв силы у начальств и властей, властно подверг их позору, восторжествовав над ними Собою" (Кол. 2:14-15).

Здесь перед нами обнаруживается другая сторона дела Христа на Голгофском кресте. Смертью Своею Христос отнял “силы у начальств и властей, властно подверг их позору, восторжествовав над ними Собою”, – пишет Апостол колоссянам.

Эти начальства и власти описаны в послании Ефесянам 6:12 как “мироправители тьмы века сего”, как “духи злобы поднебесные”.

Победа креста особенно подчеркивается пророком Исаией, когда он говорит: “С сильными будет делить добычу” (Ис.53:12). Здесь же Апостол говорит, что Господь Иисус Христос отнял силы “у начальств и властей... восторжествовав над ними Собою”.

И здесь также перед нами открывается светлый взгляд на то, что Господь совершил на Голгофе и что Он дал душам, которые находятся на жизненной стороне креста. Только тогда, когда верующий твердо убедится в том, что он умер вместе со Христом, Который умер за него, только тогда он вступает в сферу, которую Павел называет небесной, где он “живет по духу” и где он “ходит по духу”.

Находясь в этой сфере, он узнает, что прежде он поступал не так, как должно было поступать. Находясь в этой сфере, он убеждается в существовании описанных Павлом “властей тьмы”. Эти власти являются “духовными врагами”; они совершенно неизвестны тем, которые живут не по духу, а по плоти, которые являются еще “плотскими” (1Кор.3:3).

Поэтому в интересах господина этого мира, царствующего во тьме этого мира, чтобы дети Божии не постигли этой двухсторонней вести о кресте, посредством которой они вступают в сферу, где открываются им глаза на коварные действия сатаны и где они постигают, что “наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных” (Еф. 6:12).

Безусловно, враг душ человеческих противостоит вести о кресте в любом отношении. Для этого он поднимает все силы ада и приводит их в движение, чтобы воспрепятствовать верующим понять и осознать все значение Голгофы, ибо находясь на земной стороне креста, хитрый враг знает, как убедить часто очень верных и истинных детей Божиих в том, что он вообще не существует. Очень часто он простирает свою власть так далеко, держа детей Божиих в плену их греховных привычек, что в конце концов приводит их к ложному выводу, что на этой стороне могилы Христа нет уже более для них избавления.

Будем помнить, что в служении Богу многие христиане часто принимаются за плотское оружие, которое не дает победы в борьбе с подлинным врагом. Многие из христиан, держа это плотское оружие в руках, исполнены самых серьезных планов и трудятся с душой и сердцем, чтобы приобретать массы народы для Господа. Однако позади них и вокруг них находятся духи злобы, подлинные, хотя и не видимые власти тьмы, которые смеются над плотским оружием и которые ничего не боятся, кроме вести и силы Голгофы, которую возвещает Господь через мужчин и женщин, распявшихся со Христом и умерших для мира, которые превратились в истинных вестников креста.

Поэтому нам вовсе не следует удивляться, что князь тьмы ненавидит крест, что он не пренебрегает никакой возможностью, чтобы ни во что обратить весть о кресте, что он пытается скрыть от детей Божиих подлинное и полное значение Голгофского креста и удержать их от того, чтобы они не имели возможности убедиться в силе его.

Всем нам известно из пророчества пророка Исаии, что Муж скорбей будет делить с сильными добычу и что Ему достанется большая доля добычи, потому что Он отдал жизнь Свою на смерть. Однако именно ради этого подошел ко Христу, когда Он был еще на земле, этот ужасный враг душ человеческих и пытался сделать все возможное, чтобы удержать Его от Голгофы. В пустыне он предлагал Ему все царства мира, не требуя от Него крестной смерти, если Он только падет пред ним и поклонится ему. Однако, готовый всем сердцем исполнить волю пославшего Его Отца Небесного, Христос сказал ему: “...написано: Господу Богу поклоняйся и Ему одному служи” (Матф.4:10). Сказав это, Христос обратился в сторону позора и поношения креста.

Искуситель, однако, снова подошел позже к Нему через уста ученика Его, через Петра, когда тот умолял своего Учителя пощадить Себя, ибо Господь рассказывал тогда Своим ученикам о Своей предстоящей смерти. Тогда Христос сказал Петру: “Отойди от Меня сатана! Ты Мне соблазн, ибо думаешь не о том, что Божие, но что человеческое” (Матф. 16:23).

Сатана снова поражен, но отступает он только до времени, чтобы потом снова возобновить свои атаки. Он неистовствует, негодует против Него посредством своих демонов, которые захватывают в свое обладание тела людей, потому что все духи зла знают, что Святой Бог положит вскоре конец всему их авторитету и всей их власти над людьми.

Однако в конце концов наступит окончательное сражение. Противнику не удалось отвратить Христа от креста, поэтому теперь у противника другая задача.

Слова, которые Господь произнес непосредственно перед наступлением времени Своих страданий, показывают, что Он ясно представлял Себе цель Своей смерти. Он хотел быть не только “выкупом” за всех, но Он хотел также одержать окончательный и полный триумф над силами и властями ада.

“Сейчас совершается суд над миром, и ныне князь мира сего должен быть низложен, а Я, вознесясь от земли, привлеку к Себе души людей”, – так говорил Господь Своим ученикам, предсказывая Свои Голгофские страдания и ту силу, которая избавит людей от смерти, греха и плена сатаны – это сила Крови и креста Голгофы.

Во время вечери Господь говорил Своим ученикам: “Уже не много Мне говорить с вами, ибо идет князь мира сего, и во Мне не имеет ничего” (Ин.14:30), ибо Он любил Своего Отца и хотел совершить то, что Отец Его повелел Ему совершить. Он добровольно согласился отдать Свою жизнь, чтобы спасти овец от волков, потому что волки уже наступают на овец.

Когда князь мира сего увидел и понял, что ему не удастся отвлечь Сына Божия от креста, тогда Он вошел в одного из Его учеников, чтобы тот скорее привел Его на этот крест.

Во время последней вечери “диавол уже вложил в сердце Иуды Искариоту предать Его” (Ин.13:2). После того, как Христос подал Иуде кусочек хлеба, сатана вошел в него и заставил его поспешно уйти, чтобы тот скорее выполнил намерение древнего врага нашего Господа.

Как ужасно, что князь тьмы находит человеческие существа, которые соглашаются выполнять его планы! Точно так же Дух Святой ищет человеческие сердца и человеческие жизни, которые готовы будут выполнять Его, Божии, планы!

“Но теперь ваше время и власть тьмы” (Лук.22:53), – сказал Господь позже, когда Он с учениками был в Гефсиманском саду, когда Он был схвачен ужасной борьбой и когда Его вели в синедрион. С этого момента Он был предан в руки властителей этого мира, в руки властей тьмы, которым дано было разрешение проявить над Ним всю свою власть. Руками нечестивых людей, которыми власти тьмы пользуются для осуществления своей воли, они убили Начальника жизни.

Час победы

"Отняв силы у начальств и властей, властно подверг их позору, восторжествовав над ними Собою" (Кол.2:15).

Голгофская драма представлена здесь с Божией точки зрения. В то мгновение, когда Христос, Сын Божий, был уничижен и посрамлен открыто властями тьмы пред глазами этого мира, в то мгновение, когда смерть восторжествовала над Его телом, в то же самое мгновение пред Богом Небесным и перед воинствами небесными распятый Христос засвидетельствовал об одержанной Им над властями тьмы победе, засвидетельствовал о Своем полном триумфе.

Павел говорит, что воинства небесные смотрели, находясь в состоянии беспредельного восторга, как Победитель одержал Свою победу и как Он с сильными стал делить добычу. Победитель Иисус в победном, триумфальном шествии пред Отцом Небесным показал небесным воинствам плоды Своей победы. Картина та же, что и во 2Кор.2:14, где Христос “дает нам торжествовать”, где Он вводит во славу тех, которые посредством Его любви победили свою плоть и которые с радостью согласились стать знамением Его смерти.

Какая величественная картина Голгофской победы Господа! Какая противоположность разыгравшейся на земле драме! Насмехающаяся толпа, собравшаяся вокруг креста, ничего не знала о победном шествии Христа и о том невидимом Царстве, где Победителю была воздана достойная честь и слава, где Он был прославлен за Свою полную и окончательную победу над властями тьмы века сего.

Самыми яркими красками изображает Апостол безумие креста, освещая его самым ярким светом. О, если бы мир знал, что крест, предназначавшийся миром для преступника, превратился в триумфальную колесницу Победителя!

Свидетельство Духа Святого

"И Он, придя, обличит мир о грехе и о прав-де и о суде... О суде же, что князь мира сего осужден" (Ин.16:8-11).

В вечер перед Своими крестными страданиями Господь говорил Своим ученикам о том, что в мир придет Дух истины, Который пребудет в них, и они будут свидетельствовать о Духе истины, и этот Дух наставит их на всякую истину и прославит в них Сына Божия.

Уже перед Своими страданиями Господь говорил ученикам, что “князь мира сего осужден”. Однако только после смерти и воскресения Спасителя Дух Святой с необычайной силой и мощью засвидетельствовал о том, что “князь мира сего осужден”.

Сын Божий одержал на Голгофском кресте победу над властями ада, и Дух Святой дан миру для того, чтобы засвидетельствовать ему об этой победе и о деле Сына Божия.

Но как немногие из детей Божиих знают, что посредством смерти на Голгофе противник их душ оказался побежденным врагом! Как немногие знают, как им следует отражать ядовитые стрелы лукавого; еще меньше тех, которые знают, как атаковать самого врага, как оказывать ему сопротивление и как принимать участие в победе креста!

Кровь Агнца

"Они победили его кровью Агнца и словом свидетельства своего, и не возлюбили души своей даже до смерти" (Отк.12:11).

В этой главе Откровения на мгновение приподнимается завеса, чтобы показать нам ту борьбу, которая произойдет в невидимом мире.

Для наших размышлений не имеет никакого значения то обстоятельство, что мы остаемся в неведении относительно того, идет ли здесь речь о каком-то особом времени в будущем. По крайней мере ясно то, что подобно тому, как состоялась окончательная решительная битва у креста, точно так же состоится и решительная битва на небе. Как тогда у креста вследствие борьбы между Князем жизни и князем тьмы сатана оказался лишенным всякого авторитета для поверивших в Распятого, точно так воинства Господни низвергнут на землю дракона и ангелов его, откуда они затем навсегда будут ввергнуты в огненную преисподнюю.

Однако ныне дракон и ангелы его еще свободны, несмотря на то, что власти тьмы оказались побежденными у Голгофского креста. Существует еще промежуток времени между той славной победой и моментом их окончательного низвержения. В течении этого промежутка времени каждая искупленная душа сможет стать соучастницей Голгофской победы, когда она лично должна будет преодолеть побежденного врага, чтобы получить венец жизни. Этот венец будет дарован тем, кто примет участие в славе победы Победителя Иисуса Христа.

В этом раскрытии окончательной победы на небе перед нами обнаруживается трехкратная тайна победы, обнаруживается также путь, которым каждый победитель может восторжествовать над врагом.

“Они победили его Кровью Агнца!” Эта истина возвращает нас на Голгофу к страданиям Христа. Этим победителям, несомненно, Дух Святой уяснил цель и значение победы креста. Кровь и смерть Агнца явились для них единственным оружием, которым они пользовались в борьбе с врагом.

Их сопровождало “слово свидетельства” их – бесстрашное исповедание Христа, силою Которого они не возлюбили жизни своей до смерти. Они не только пользовались силой креста, как оружием для победы над злом, но в них был Дух Того, Который умер за них, они приняли Его в себя и потому жили жизнью Распятого и восторжествовали над князем тьмы Духом своего Господа.

Крест – это путь к победе для всех детей Божиих. Так как они приняли участие в смерти Своего Господа, то они имеют часть и в жизни Его воскресения, а потому Духом уже посажены на небесах, удалившись духом от всех властей и сил ада.

Смысл и дух распятия

"Итак, как Христос пострадал за нас плотью, так и вы вооружитесь тою же мыслью" (1Пет.4:1).

Пусть противник оказался побежденным врагом, пусть сила Крови подготовила нас к тому, что мы можем воспользоваться ею в час борьбы, но если мы не будем постоянно стремиться к тому, чтобы все более глубже постигать внутренний дух Распятого Иисуса, то мы окажемся бессильными в борьбе с силами зла, которые постоянно нападают на нас.

“Итак, как Христос пострадал за нас плотью, – пишет апостол Петр, – то и вы вооружитесь тою же мыслью!” После зрелых размышлений Господь Иисус избрал путь страданий в этом злом и порочном мире. После зрелых и взвешенных размышлений Он принял образ раба, не смотря на то, что Он был Господином всего. Вполне сознательно Он принял на Себя все наши немощи и несовершенства нашей плоти, уподобившись нам, хотя Он и оставался всемогущим. Вполне сознательно Он уничижил Себя, приняв образ человека, и в этом процессе дошел до крайнего уничижения, которое вообще могло иметь место на земле. Хотя Он был подобен Богу Небесному, вполне сознательно Он шел путем послушания воле Божией, несмотря на то, что этот путь привел Его к страданиям и позору креста. Шаг за шагом Он шел все глубже в страдания. Крест не был для Него чем то, что Он мог пережить только в мыслях – Он должен был испытать весь позор и тяжесть его. Он страдал во плоти!

О, дитя Божие, вооружись тою же мыслью! Если ты изберешь для себя ту часть, что тебе будет дарован дух креста Его, то знай, что “страдающий плотью перестает грешить” (1Пет.4:1); тогда ты не будешь более жить по привычным похотям плотского человека, но будешь ходить согласно воле Божией. Пусть другие будут рассматривать это, как нечто совершенно странное и, может быть, даже неприемлемое. Пусть другие будут говорить о тебе худое, но если ты будешь страдать за Христа, ты будешь подлинно блаженным: “Если злословят вас за имя Христово, то вы блаженны, ибо Дух славы, Дух Божий, почивает на вас” (1Пет.4:14). Будем помнить, что “теми Он хулится, а вами прославляется”.

Мы должны быть внутренне вооружены духом страданий Иисуса Христа, если хотим внешне торжествовать. С сознанием непременной победы мы должны поднимать вверх оружие “Крови Агнца”, на опыте убеждаясь, что сатана оказался на Голгофе побежденным врагом.

Совершенное духовное оружие

"Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней дьявольских; для сего примите всеоружие Божие, дабы вы могли противостать в день злой и все преодолевши, устоять" (Еф.6:11,13).

Павел описывает здесь очень наглядно врага и борьбу, в которую мы вступаем, находясь на стороне воскресения Голгофы.

“...братья мои, укрепляйтесь в Господе и в могуществе силы Его” (Еф.6:10), – пишет Павел. Эти слова Павла, само собой разумеется, говорят о том, что верующий располагает слишком ничтожными и быстро исчерпывающимися собственными силами. Поэтому посредством этих слов Апостол обращается к тем, которых Христос оживотворил и воскресил, которых Он посадил на небесах (Еф.2:5-6), которых Он облек “в нового человека, созданного по Богу в праведности и святости истины” (Еф.4:24).

Что же им надлежит делать в часы тяжелейших искушений и суровейшей борьбы – это вопрос, который волнует их сердца. Они “распялись со Христом”, поэтому каждое мгновение они живут Его жизнью. Неужели они должны бороться или же они могут заниматься чем либо другим?

Они должны укрепиться в своем Господе, облечься в Его крепость и силу, они должны сохранить за собой “поле сражения”. Они должны устоять “против козней диавольских”, цель которых состоит в том, чтобы увлечь их от Голгофы и лишить их положения в Господе.

“Потому что наша брань не против крови и плоти”, – пишет Павел. Бороться, сражаться? – да, ибо духовный враг касается духовного человека духовным оружием, и верующий глубоко сознает, что ему часто приходится идти на сражение врукопашную с невидимым врагом, который, так сказать, витает вокруг внутреннего человека, чтобы действительно сразиться с ним. Фехтование – это безнадежное дело. Верующий должен устоять, любой ценой он должен сохранить свое место во Христе, иначе он станет добычей “козней диавольских”.

Ссылка на плоть и кровь доказывает, что эти козни часто появляются под маской человека, чтобы успешнее атаковать нас. Однако душа, которая постоянно сокрыта в Господе, знает, что обитающий в ней Дух Божий совершает в это время Свое дело. С другой стороны, дух этого времени тоже стремится совершить свое дело, притом он действует не только в сынах неверия, но часто даже и в рабах Божиих, как Петр, который искушал Сына Божия, как Давид, который решался порою действовать самовольно, не имея на то повеления свыше.

Укрепляясь Духом Святым во внутреннем человеке, верующий становится подлинным воином Божиим. День ото дня он становится все более способным распознавать власти и силы тьмы, которые господствуют в этом мире. Он видит, что князь, господствующий в воздухе, обладает источниками помощи в духах злобы поднебесных и через них атакует детей Божиих, как он атаковал Иова, как он и сегодня атакует многих людей, так что они, как глупцы и как безрассудные, исполняют волю его, не зная, что они делают.

Поэтому “облекитесь во всеоружие Божие”, – восклицает старый воин Павел. Посредством Своего креста Христос одержал полную победу над этими духовными властителями зла. Но ты, решившийся соединиться с Ним, непременно должен действительно облечься во всеоружие, которое приготовил для тебя Бог. Христос не для того одержал победу ценой Своей жизни, чтобы оставить тебя, дитя Божие, без дела. Тебе определена твоя часть в борьбе, ты должен побеждать, как Он побеждал, если только хочешь иметь часть на престоле Его.

Если ты сам собою пытаешься постичь значение победы на Голгофе, если ты собственными усилиями хочешь увидеть Христа, то против тебя один за другим быстро восстанут враги, чтобы увлечь тебя от Господа. Поэтому, чтобы в “день злой” ты мог оказать им сопротивление, ты должен взирать на то, что ты можешь взять рукою веры, т.е. облечься в каждую деталь всеоружия Божия.

Когда ты облечешься во всеоружие Божие, ты должен стоять, а когда победишь злых духов, которые окружают тебя тысячами козней диавольских, тогда будешь стоять непоколебимо, одержав победу Кровью Агнца.

Полное всеоружие Божие – это Сам Господь Иисус Христос. Ты “в Господе”, ты должен быть силен в Нем, чтобы противостоять всем воинствам ада.

Если ты хочешь оставаться во всеоружии, ты должен заботиться о том, чтобы чресла твои были препоясаны истиной, ибо одна только тень вопреки истине в твоей жизни пред очами Того, Кто является истиной, повлечет за собой твое полное поражение.

Щит веры будет твоим, если ты верою будешь защищаться им; верно храни оправдание свое, не допускай в свою жизнь ничего, что может противоречить Его праведности, скипетр Царствия Которого есть скипетр правоты (Евр.1:8).

“В Господе” ты должен быть вестником, готовым понести радостную весть мира, ибо ты спасен, чтобы и других спасать. Ты должен радостно внимать наставлениям Духа, когда понесешь благую весть по миру, если не хочешь предоставить возможность подстерегающему тебя врагу привести тебя к падению.

С поспешностью ты должен взять в руки щит веры, за которым ты сможешь укрыться и который отразит все раскаленные стрелы лукавого. На голову свою одень шлем спасения, чтобы чувства и мысли твои “не повредились, уклонившись от простоты во Христе” (2Кор.11:3). Кроме всего этого тебе необходим, как для защиты, так и для атаки меч духовный, который есть Слово Божие – этот меч должен быть живым, крепким и обоюдоострым.

Находясь во внутреннем общении с Господом, “всякою молитвою и прошением молитесь во всякое время духом, и старайтесь о сем самом со всяким постоянством” (Еф.6:18), тогда вы будете вооружены, чтобы встретить и победить врага силою возлюбившего вас.

Теперь ты знаешь всю тяжесть борьбы, знаешь, что если страдает один член тела Христа, то с ним страдают и остальные члены. Поэтому ты обязан “со всяким постоянством” приносить моления “о всех святых”, особенно о тех, которые, подобно старому воину Павлу, сражаются за своего Господа в первых рядах.

Он наставит тебя и научит, как тебе “твердо стоять в сражении в день Господа” (Иез.13:5). Он пошлет тебя, как вооруженного воина, облеченного в сияющее всеоружие, чтобы ты в наступательном бою приобрел знамения победы креста; тогда ты увидишь знамения и чудеса, которые будут совершены во имя распятого и воскресшего Господа.


 

ГЛАВА 11

"Верно слово: если мы с Ним умерли, то с Ним и оживем; если терпим, то с Ним и царствовать будем; если отречемся, и Он отречется от нас" (2Тим.2:11-12).

КРЕСТ И ЕГО ПОСТОЯННАЯ СИЛА ДЕЙСТВИЯ

"Чтобы познать Его, и силу воскресения Его, и участие в страданиях Его, сообразуясь смерти Его" (Фил3:10).

Вторично мы встречаем слово “смерти Его”, но на этот раз в послании Павла к его возлюбленным Филиппийцам.

Это послание было написано приблизительно шесть лет спустя после того, как было написано послание к Галатам, в котором Павел с ликованием заявил: “Я распят со Христом”. В этих словах Павла мы слышим мысль об уподоблении Христу в Его смерти как о непременном условии более сильного опыта действенности воскресения Христа.

Во всем Св.Писании мы не находим более ясного доказательства постоянного действия силы креста в жизни христианина.

Павел был явно и несомненно обогащен силой и полнотой Духа Святого. Он получил свое поручение на основании прямого откровения Христа понести благую весть о кресте. Он открыто проповедовал об освобождении от рабства греха, а в своем послании верующим в Риме особенно подчеркивал сообразование верующей души со смертью своего Господа, а также могущественное действие духа жизни во Христе, который освобождает грешника от закона греха и смерти.

Несмотря на все то, что оказалось уже позади Апостола, несмотря на то, что он уже был запечатлен силой Духа Святого, несмотря на его личный опыт мы видим, что Апостол Павел постоянно стремился все глубже и глубже проникнуть в смысл смерти Христа.

Этот очевидный более глубокий опыт проявляется в словах Павла, которые ясно показывают, что более полная зрелость в духовной жизни означает глубокое общение со страданиями Христа, ибо “градация жизни воскресения – жизни воскресения в ее более полном значении – стремится, как ни странно это звучит, назад ко кресту”.

Поэтому Апостол стремится не упустить сокровище, которое содержит в себе небесное призвание Божие во Христе Иисусе, проявляя при этом сильное желание сообразоваться со смертью своего Господа, с тех пор, как он знает, что в истине: “если только с Ним страдаем” содержится другая истина: “чтобы с Ним и прославиться” (Рим.8:17).

Обратимся к посланиям Апостола, а также посмотрим на его личную жизнь и постараемся понять, что значит сообразоваться со смертью Господа Иисуса Христа и как это сообразование воплощается в повседневном опыте.

Решение умереть

"Мы отягчены были чрезмерно и сверх силы, так что не надеялись остаться в живых. Но сами в себе имели приговор к смерти, для того, чтобы надеяться не на самих себя, но на Бога, воскрешающего мертвых" (2Кор.1:8-9).

Из этого отрывка ясно видно, что как бы мы полностью ни осознали свою смерть со Христом, как бы ни приобщились к силе воскресения, мы тем не менее возвращаемся в положение, где мы должны чувствовать, но не только как допустимый принцип, а как факт и истину, что в нас самих нет ни сил для борьбы, ни источников помощи.

“Не надеялись остаться в живых”, – пишет Павел. На вопрос этот, однако, мы получили ответ от Бога, Который сказал нам, что мы “сами в себе имели приговор к смерти”, и этот приговор поверг нас в такое отчаяние, что мы почувствовали непреодолимую нужду броситься к ногам Его с верой, что только Он один может воскресить нас из мертвых. Мы знаем, что Он избавил нас, когда мы находились в крайних бедствиях, поэтому и сегодня мы возлагаем на Него все наше упование, что Он и впредь будет избавлять нас, притом всякий раз все полнее и полнее.

В этом и заключено значение всевозможных скорбей, которые постигают нас, которые обрушиваются на нашу душу, взывающую с радостью: “Я распята со Христом!”

Нам необходимо постичь тот факт, что сила Бога, воскрешающего из мертвых, проявляется в том, что Он допускает нам придти в такое состояние, когда мы чувствуем и видим, что пришел конец всей нашей мудрости; тогда Он помещает нас на новые места, в новые обстоятельства, которые превосходят все наши возможности. В этих новых обстоятельствах мы убеждаемся, что нам не найти сил вне Бога для преодоления постигших нас трудностей, тогда мы смиренно приходим к Нему за помощью и силой.

С тех пор как Апостол Павел оставил нам описание своей жизни и того, что он постиг у ног своего воскресшего Спасителя, мы, несомненно, понимаем, что нам угрожает длительная, как наша жизнь, опасность уповать на самих себя. Нам необходимо покончить с упованием на самих себя – в этом очевидная наша необходимость, если хотим, чтобы в нас открылась сила воскресения Христа. Итак, примем решение умереть для себя, умереть вместе с Ним для старой жизни, чтобы воскреснуть для новой в нашем Господе Иисусе Христе.

Распят в немощи

"Ибо, хотя Он и распят в немощи, но жив силою Божией; и мы тоже, хотя немощны в Нем, но будем живы силою Божией в нас" (2Кор.13:4).

В этих словах находим вторую сторону сообразования со смертью Его. Эта человеческая немощь Христа, находясь в которой Он был поведен как Агнец на заклание, находясь в которой Он оказался беспомощным жертвенным Агнцем в руках людей. Эта немощь была для Павла образом его собственной немощи.

Он смотрит на Сына Божия, Который был “распят в немощи”, и восклицает: “Я тоже немощен в Нем”. Однако затем Павел вспоминает о Христе, Который воскрешен был “силою Божией”, славою Отца Своего, и этот факт превращается для него в радостную уверенность, что и он в своих немощах может иметь участие в жизни Христа посредством той же укрепляющей силы Божией. Поэтому он добавляет: “Хотя мы немощны в Нем, но будем живы силою Божией в нас”. Сам по себе я очень немощен, восклицает Павел, к тому же я еще “распят в немощи”, но, сообразуясь смерти моего Господа, я рассчитываю на то, что жизнь Его будет действовать во мне, а через меня она будет воздействовать и на вас, коринфяне. Общаясь с вами, я буду проявлять не свою немощь, а Божественную силу Христа, которая говорит через меня. Я сознаю, что я слаб и немощен, но Он отнюдь не слаб и не немощен, действуя через меня; Он могущественно действует через меня, именно так Он хочет действовать и через вас.

“Распят в немощи” – это одна из сторон сообразования Его смерти. Но как еще много тех, которые полагают, что они должны чувствовать силу в самих себе, что они должны быть, так сказать, “накопителями силы”, т.е. заряженными батареями небесной динамики!

Это человеческое разумение болезненно препятствует нам в постижении этих небесных тайн. Будем помнить, однако, что Божественный идеал силы открыт нам в молчаливом Страдальце там, на пути на Голгофу. “Божественная немощь сильнее людей”, она совершенно противоположна человеческому представлению о силе. Весьма необходимо, чтобы Дух Святой открыл нам глаза, чтобы мы могли увидеть образ, которому нам следует уподобляться. Нам необходимо все более силы этого Духа, которая будет возбуждать в нас желание к подобному сообразованию с Ним.

Сообразоваться со смертью Его на стороне воскресения креста означает проявление в нас все более глубокой немощи, а не проявление все умножающегося чувства силы в нас. Немощь, которая фактически является в нас распятием, немощь эта должна быть резко противопоставлена нашему плотскому чувству, что мы в состоянии совершить то или иное дело. Запомним, однако, что души, которые ходят в сознании этой своей немощи, тем не менее ходят верою в силу Божию, действуют верою в силу Божию, верою во Христа, Который говорит через меня, верою в силу Божию, которая поможет каждому жить вместе с Ним более для других, нежели для самого себя – это поистине жизнь веры.

Немощь, страх и содрогание в верующем, сопровождаемые проявлением Духа и силы в сердцах других и в жизни других – это путь Божий для откровения жизни Христа в тех, которые распялись с Ним.

"Умирание Господа Иисуса"

"Всегда носим в теле умирание Господа Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась в теле нашем" (2Кор.4:10).

Еще раз обратим наш взор на глубокое понимание Голгофы, которым обладал Павел, и посмотрим, как смерть Иисуса и жизнь Его воскресения обладали всеми его мыслями и являлись для него основанием духовной жизни.

Сделаем хорошо, если это место Св.Писания сочетаем вместе с Рим.6, которая описывает субъективный результат объективных размышлений над делом Христа на Голгофе. А без этого субъективного действия смерти Господа Иисуса Христа в верующем не будет иметь места возрастающее откровение жизни Иисуса в силе через нас в окружающем нас мире.

Многие знают истину об общении со Христом в смерти Его и считают себя распятыми со Христом. С радостью этого нового миропонимания они приступили к труду, сознавая свою полную зависимость от воскресшего Господа, и некоторое время обладали свидетельством запечатления Богом. Однако постепенно могучий поток земной жизни начинает увлекать их, свидетельство запечатления становится пустым, как звучащая раковина, причем, к сожалению, часто они сами этого не сознают.

В чем причина этого? Причина в том, что они живут минувшим опытом избавления через крест. Они не понимают того, что на основании объективных размышлений о Голгофе и о смерти со Христом, смерть продолжает оставаться основанием возрастающей жизни, ибо мы “всегда носим в теле умирание Господа Иисуса”. Это неизменное условие постоянного откровения Его жизни.

Что означает “умирание Господа Иисуса” в практическом опыте повседневной жизни детей Божиих, видно из сопоставления данного отрывка с 6 гл. послания к Римлянам.

Христос на кресте был тесним со всех сторон, но Он не был ограничен в Своей силе ожидать. Он пришел в ужас от того, что Отец Его сокрыл от Него лицо Свое, и потому воскликнул: “Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?” Но Он не был в отчаянии и сомнении. Его преследовали власти тьмы, но Он не был оставлен Богом, Который укреплял Его до конца; Он умер, но не погиб, потому что Он “жив силою Божией”.

Так страдал и был тесним и Павел в преследованиях и в страхе, но он всегда был верен основанию креста, которое открыл ему Христос. Поэтому во всех страданиях и преследованиях он сохранил “в теле своем умирание Господа Иисуса”, чтобы тем могущественнее могла открыться в нем жизнь Иисуса в силе воскресения. Бог допустил ему дойти до такого состояния, когда он убедился, что окончательно истощились его собственные силы, чтобы действовала в нем исключительно сила Христа, которая постоянно и укрепляла его.

Так поступает премудрый Господь с детьми Своими, чтобы затем держать их в должной зависимости от Себя, чтобы они превратились в подлинно пустые сосуды, пригодные для Его употребления. Он вытесняет из них их собственные силы и крепость, чтобы побудить их взять у Него необходимые им силы.

Господь знает в какие обстоятельства поместить их, посредством которых только Его жизнь будет наполнять их. Он знает на какие места привести их, где окружающий их со всех сторон натиск и давление побудят их обратиться к Его неисчерпаемым источникам помощи. Он приведет их в лабиринт страхов и ужасов, где они убедятся, как верно руко-водили ими Его святые руки. Он отпустит их в плавание по бурному морю, где волны будут бросать их со стороны в сторону, но и там Он не оставит их. Он повергнет их на землю, все обстоятельства жизни Он направит против них, Он восстановит против них окружающих их людей, но тем не менее они и в этих обстоятельствах увидят, что жизнь Иисуса открывается в них в силе, в Божественной выдержке и в терпении для славы Его вечной благодати.

епрестанно предаемся на смерть"

"Ибо мы живые непрестанно предаемся на смерть ради Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась в смертной плоти нашей" (2Кор. 4:11).

На первый взгляд этот стих может показаться нам лишь повторением предыдущего. Но в словах, которые произнесены Духом Святым в малейшем отклонении и оттенке содержится определенное значение. Здесь имеется различие, которое указывает нам на более глубокое сообразование со смертью Господа, а именно: на сообразование ради Христа и ради других.

Заключительная фраза кончающегося 7 стихом отрывка говорит нам, что прежде всего мы “носим... умирание Господа Иисуса” ради нас самих, чтобы нам постоянно оставаться в том положении, что у нас нет собственных сил и что преизбыточная сила принадлежит Богу, а не нам. Поэтому теперь верующий, который покончил с самим собой, в глиняном сосуде которого открылась жизнь Христа, все глубже, как видим, и все сознательнее “непрестанно предается на смерть ради Иисуса”.

Предадим себя немощам за других, перенесем искушения за других, перенесем ужасы за других, вступим в борьбу за других – все это ради Того, Кто умер, чтобы видеть плод труда Своей души и чтобы нам обрести полноту в Духе Святом.

Согласны ли мы, дети Божии, в такой мере следовать за Господом? Не переносили ли мы страданий ради страданий в надежде, что придет час, когда мы испытаем полнейшую ясность в своей духовной жизни?

О, в какой ничтожной мере мы постигли закон приношения плодов! В общении с Собой Он ведет нас, чтобы и для нас в Нем засиял свет жизни и чтобы навсегда исчезли облеченные тучами и облаками представления о делах Божиих. Тогда мы поймем, что фактически Он вел нас от одной ясности к другой, вел нас пред свет лица Своего, чтобы нам быть в еще более тесном общении с Тем, Кто умер за нас, и чтобы нам глубже понять, что “кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу” (2Кор.4:17)

"Смерть действует в нас, а жизнь в вас"

2 Коринфянам 4:12

Это следствие того, что мы “непрестанно предаемся на смерть ради Иисуса”. Смерть могущественно действует в нас, чтобы в других произвести плод жизни.

В нас может быть желание, чтобы Господь употребил нас для приобретения душ. Но действительно ли сильно в нас это желание? Достаточно ли оно сильно для того, чтобы ради других пренебречь своей жизнью и для самих себя не сохранять ничего более, кроме немощи? Это действительное самопожертвование, действительное самоотречение, действительное самоотрицание. Это подлинный дух креста, подлинное откровение жизни Иисуса в смертном теле. Ибо именно это есть любовь Христа, которая привела Его на Голгофу, где Он претерпел смерть со всеми ее невыразимыми ужасами, со всем ее позором, чтобы нам иметь жизнь в Боге.

Имеется только один путь, чтобы действительно приобретать души для Христа – это путь жертвы. Этот путь стоил Христу жизни на Голгофе, а вместе с Ним он должен стоить и нам жизни, если только мы хотим быть каналами, через которые потечет жизнь для других.

Если мы постигнем крест с его подлинной внутренней сущностью в глубинах нашего существа, тогда и другие сердца испытают соприкосновение с силой креста в своих глубинах, тогда крест родит и в них силы к жизни, ибо в той же степени, в какой смерть могущественна в нас, в той же степени она родит жизнь в других душах, за которые тоже умер Христос.

Это жизнь Апостола, которую каждый искупленный должен повторить на своем опыте – это жизнь принесения плодов. Это отцовство, которое Павел имел ввиду, когда говорил, что он родил нас словом Евангелия через Иисуса Христа. И сегодня имеются десятки тысяч учителей, но отцов, как и тогда, теперь мало. Немного тех, которые добровольно согласны постичь тайну сообразования со смертью Христа, которая влечет за собой труд для душ в союзе с Тем, Кто совершил Свой труд для нас на Голгофе.

“Смерть действует в нас”, – писал Апостол Павел. Достойно внимания то, что в 8 главе Римлянам с его богатым и славным Евангелием о свободе через духа жизни во Христе Иисусе, с его раскрытием свободного и радостного доступа к Отцу, с его свидетельством об обитании Духа Святого и с его свидетельством о наследии и об общении со Христом – что в этой главе содержится захватывающее описание сообразования смерти Иисуса, которое внешне сопровождает нас во всем том, что описано выше.

“За Тебя умерщвляют нас каждый день, почитают нас за овец, ведомых на заклание”, – говорит Павел. Но далее он восклицает с ликованием и победой: “Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас”. Христос стал Агнцем, Которого повели на заклание, и мы избрали Его крест и почитаем себя закланными. Имеется ли в том что-либо особенного, что и прочие почитают нас закланными, как и мы себя почитаем, что они рассматривают нас, как овец, которых и теперь ведут на заклание?

О дети Божии! Мы можем проповедовать крест, можем бороться за него, но проповедь наша будет тщетна, если мы не будем готовы жить под крестом, чтобы сказать вместе с Павлом, что за Него нас умерщвляют каждый день. Тогда смерть Иисусова могущественно проявится в нас, тогда она произведет в других жизнь для славы Умершего за нас и Воскресшего.

“Так что смерть действует в нас, а жизнь в вас”. В нас пустота, немощи, страдания, мы под гнетом, в ужасах и в страхе, а “жизнь в вас”.

Да, Отче, ибо это благоугодно Тебе. Пусть будет исполнена воля Твоя в моей жизни, как Ты этого хочешь!


 

Глава 12

"Побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем, как и Я победил и сел с Отцом Моим на престоле Его" (Отк.3:21).

ПРИЗЫВ КО КРЕСТУ

"И кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня" (Матф.10:38).

На пути ко кресту Господь воскликнул: “Возьми крест свой и следуй за Мною”, но Он не объяснил, что означает это несение креста, пока Сам не вошел через смерть по ту сторону могилы и пока не вознесся на принадлежащее Ему место одесную Отца Своего во славе. Уже оттуда Он объяснил через Свое избранное орудие, через Апостола Павла, что означает несение креста, каковы Его требования ко всем, кто хочет следовать за Ним.

Весьма знаменательно то, что Павел нигде не говорит: возьми свой крест на себя, но он всегда возвещает крест Христа, подчеркивая, что этот крест уже одержал победу и что он предлагает всем верующим войти в триумфальное шествие Господа. Слова Павла разъясняют призыв ко кресту, который прозвучал из уст Агнца, направлявшегося на Голгофу, а слова Христа, в свою очередь, разъясняют слова Павла и его проповедь.

Хотя крест уже восторжествовал, хотя уже совершилось дело избавления и победы над адом, каждый верующий, однако, лично в порядке опыта должен взять на себя крест Христа и сознательно последовать за Агнцем Его крестным путем здесь на земле.

Призыв ко кресту, раздавшийся из уст Того, Кто Сам претерпел крест, достигает сегодня каждого искупленного и показывает ему единственно возможный путь в нынешнем мире для каждого последователя Агнца. Пять раз упоминают Евангелисты призыв Христа к несению креста, но всякий раз они указывают на различные действия креста в жизни верующего, обнаруживая при этом, действительно ли он послушен этому зову.

Из слов Учителя мы прежде всего убеждаемся в том, что

Путь креста неизбежен

"И кто не несет креста своего и идет за Мною, не может быть Моим учеником" (Лук. 14:27).

Путь креста был неизбежен для Иисуса. Он сказал Никодиму: “И как Моисей вознес змею в пустыне, так должно вознесено быть Сыну Человеческому”. Ученикам же Иисус сказал, что Ему должно пойти в Иерусалим, чтобы там пострадать. “Я отдаю жизнь Мою”, – сказал Он в другой раз. Он должен был отдать жизнь Свою за овец, чтобы возвратить их Отцу Своему.

Но путь один и тот же и для учеников, и для Агнца. Не сказал ли Он, что кто не возьмет креста на себя, хотя и пожелает последовать за Ним, тот не может быть Его учеником? С тех пор, как Христос вместо грешника взял на себя грехи его и пострадал за них, чтобы искупить этого грешника, всякий, кто хочет научиться у Христа, должен взять на себя крест Христа, ибо иначе он не может научиться у Христа.

До того времени, пока Господь Иисус Христос не начал показывать ученикам Своим пути, который лежал пред Ним, они не знали, что означает следование за Ним. Они услышали Его первый призыв, обращенный к ним, и, оставив все, последовали за Ним, веря, что Он – Христос, Сын Божий, как сказал однажды Петр. Ибо в сердцах своих они знали, что Он говорил слова жизни вечной, притом они видели Его могущественные дела и с удивлением рассматривали Его благодать. Но крест! Страдать и умереть! Такие мысли никогда не приходили им в голову, хотя Господь, когда они удивлялись всему, что Он совершил, сказал им: “Вложите вы себе в уши слова сии: Сын Человеческий будет предан в руки человеческие” (Лук.9:43-44). Но они не поняли слов Его.

Точно также бывает со многими детьми Божиими и сегодня, хотя и с некоторой разницей. Они знают, что Христос понес крест и что они имеют жизнь через Его смерть, но они совершенно не знают того, что Он понес крест, который должен быть и их крестом. Они совсем не постигли того, что у распятого Господа должны быть и распятые последователи, и что у истинного ученика Агнца тот же путь через смерть, как и у его Учителя, ибо Агнец мог идти на земле только одним путем, и этот путь привел к Голгофе. Престол был дарован Агнцу, Который умер и Воскрес, только на небесах.

Значение креста

"Тогда Иисус сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за Мною, отвергни себя и возьми крест свой и следуй за Мною" (Матф. 16:24).

“Отвергни себя”! Это отнюдь не значит отказаться от приятных дел и вещей; это не значит отказаться от любимого греха. Это значит отвергнуть самого себя и все то, что сопряжено со своим “я”, себя самого, как центральный источник или как причину действий и поступков, себя самого, как центральный объект всяких дел, которые извне приходят к человеку!

Себя самого! Всякое другое слово только ослабило бы значение, которое Господь придает кресту, ибо крест объемлет целую сферу совершенного на Голгофе избавления, как это открыл впоследствии Апостолу Павлу воскресший Господь.

Весть о Голгофском кресте является для человека спасением от самого себя. Если человек возьмет на себя добровольно крест Христов, проникнувшись духом креста, как это откроет ему Господь, если он отвергнет себя и пренебрежет собою, распявшись со Христом на кресте, то он таким образом освободится от рабства греха, освободится от ужаса закона и от духа мира, а также от власти зла.

О блаженное Евангелие Голгофы! Как оно просто, как глубоко, как действенно и как мудро! В свете его человек понимает, что его “я” является центром, ядром всякого беспокойства, всяких мятежных настроений, всякого эгоизма, жадности, гордости, всякого греха. Рассматривая себя, как пригвожденного ко кресту, отвергай себя ежедневно (перестань проявлять над собой ежедневно сожаление), избирай в тишине и спокойствии путь креста, и ты не только последуешь за Агнцем на Голгофу, но взойдешь на небеса и сядешь на престоле Его.

Глубина креста

"...отвергни себя и возьми крест свой и следуй за Мною; ибо кто хочет душу (жизнь) свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее" (Матф.16:24-25).

Трижды произносит Господь Свои таинственные слова, которые призывают к несению креста. Слова эти не понятны плотскому человеку, а также тому верующему, который ходит по образу мира сего. “Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот сбережет ее” (Лук.9:24). Опять, когда Господь говорил не о кресте, а о пшеничном зерне, которое падает в землю, чтобы умереть, Он использует почти те же таинственные слова, что и прежде. Опять Он говорит: “Любящий душу свою погубит ее, а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную” (Ин.12:25)

Мы бываем очень довольны, когда нам удается отказаться от наших грехов, и мы просим Господа тогда о том, чтобы и впредь Он даровал нам ту же победу. Но мы часто не видим, что “я” в человеке также очень часто препятствует обитанию Духа Святого в человеке, как и грех его. Еще менее мы видим, что жизнь, которая течет в нас из источника ветхого Адама, тоже может препятствовать откровению жизни Иисуса в нашем смертном теле.

Но какую жизнь человек не должен сохранять? Что человек теряет, приобретая жизнь Христа? Какова жизнь, которую мы любим, вместо того, чтобы ненавидеть ее, посредством которой мы терпим урон для вечности?

В Евангелии от Лук.9:24 мы ставим в скобках рядом со словом “душа” слово “жизнь”. Апостол Павел в своем первом послании к коринфянам проливает на этот вопрос более глубокий свет, когда он пишет: “Первый человек Адам стал душою живущей; а последний Адам есть дух животворящий”. Далее Павел пишет: “Первый человек – из земли, перстный; второй – Господь с неба” (1Кор.15:45-47)

Жизнь, которую мы призваны ненавидеть, эта жизнь, унаследованная от первого Адама. Мы могли бы назвать ее “душою живущею” в отличие от небесной жизни, которую мы приобретаем от общения с Господом, обитающим теперь на небесах.

В другом месте Господь описывает жизнь человека, называя эту жизнь его собственной жизнью; Господь говорит, что человек любит эту жизнь, потому что она составляет часть его самого. Мы любим нашу жизнь, которую Апостол называет “душою живущею”, потому что она господствует в сфере чувств и сознания и более родственная делам земли. Жизнь чувств сильно пронизывает истинную жизнь от Бога во дни земного странствования детей Божиих. Отсюда постоянно изменяющиеся настроения, отсюда восходящий и нисходящий опыт многих, даже если они не могут быть обвинены в решительном непослушании или в каком-нибудь грехе. Жизнь же в духе, хождение в духе, исключительная зависимость от Того, Кто оживотворяет нас, приводит нас в Царство, где господствует мир без конца, который далеко выходит за сферу плотских чувств и сознания и превосходит постоянно меняющуюся радость жизни.

Эта новая жизнь является делом Духа Святого. Задача духовного меча, который есть Слово Божие, состоит в том, чтобы отделять все душевное от подлинно духовного (Евр.4:12). Если слово Божие обильно пребывает в нас, тогда, безусловно, налицо такое разделение; поэтому наша задача и состоит в том, чтобы ненавидеть проявляющуюся в нас “душевную жизнь”; мы можем отрешиться от нее только посредством того, что мы распнем ее на кресте.

Если мы хотим следовать за Агнцем, то Его жизнь должна открыться в нас так, что мы, живя среди людей, будем ходить по Его следам, а для этого нам необходимо постичь глубину креста. Если мы хотим войти в обладание всеми благодеяниями Его смерти, то нам необходимо отречься от самих себя, от своих дел и своей сущности, возненавидеть их, отказаться от них, и принять Его естество.

Насколько глубоко и далеко пойдет процесс самоотречения, настолько глубоко и далеко мы постигнем и силу Его воскресения. Мы отказываемся от наших грехов, чтобы умереть для них на Голгофе; мы отказываемся от мира, чтобы умереть со Христом для мира; мы отвергаем свое собственное “я” и самих себя и открываем Христу простор для того, чтобы Он господствовал в нас. Точно таким же образом мы отказываемся от “душевной жизни”, из которой вытекают все действия нашей земной жизни, и постоянно носим в своем теле “умирание Господа Иисуса Христа”. Так мы все более приближаемся к жизни во Христе и создаем условия для того, чтобы она открылась в нашем смертном теле, и затем через нас оживила и возродила души, окружающие нас.

Крест и земные оковы, связи

"Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня. Сберегший душу свою потеряет ее, а потерявший душу свою ради Меня, сбережет ее" (Матф.10:37-39).

Здесь мы видим одно из многих отношений, которые заключены в процессе взятия на себя креста. Здесь мы видим, что должно означать отречение от душевной, собственной жизни.

Собственная душевная жизнь человека может быть связана крепкими земными узами. Эти узы, которые принято называть законными, могут так крепко держать человека, что необходимо действие Голгофского креста, а также глубоко проникающее воздействие Духа Святого, чтобы узы эти оказались на полагающемся им месте “в Господе”. Тяжелейшая работа, которую предстоит совершить духовному мечу, Слову Божию, состоит в разделении души и духа в области их земных отношений.

Никто из людей не может идти путем следования за Агнцем, чтобы порою и местами не подходить к точкам, где требования Распятого приходят в противоречия с узами любви. В этих точках врагами человеку становятся домашние его, в этих точках часто любимые руки прибивают человека гвоздями ко кресту. Вот поэтому наш Учитель говорит нам: “кто любит” близких и родственников “более, нежели Меня, не достоин Меня”. Послушное Господу сердце, обливаясь обильными слезами, готово следовать за Господом и у ног Его слагает все, к чему привязана его жизнь. Это сердце добровольно отказываясь от всего ради Него, вновь обретает от Него все это обратно, но все это уже просветлено для него небесной радостью.

Разве мало страданий причиняло Господу заявление Его родственников, утверждавших, что “Он вышел из Себя”? Разве мало страданий причиняло Господу непонимание Его близкими возложенной на Него необходимости исполнить волю Отца Его? Он не мог делать на земле ничего иного, как только совершать волю Отца Своего Небесного, даже и тогда, когда Ему необходимо было идти путем, который так противоречил желаниям и ожиданиям Его друзей.

Так именно должно быть и в жизни каждого ученика Агнца. Но с каждым своим шагом, если только этот шаг совершен в послушании Богу, ученик этот будет уподобляться своему Учителю. Наступил же день, когда братья Его уверовали в Него, тогда исполнилось слово Его: “Кто потеряет – тот найдет!”

Крест и исповедание Христа

"Кто хочет идти за Мною, отвергни себя и возьми крест свой и следуй за Мною; ибо, кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее" (Марк.8:34-35).

Связь, в которой находятся эти слова с текстом Евангелия, показывает нам “душевную жизнь” с ее стремлением к популярности, а также с ее сильным страхом перед людьми; этот страх воздействует на нее так, что верующий порой стыдится Христа и слов Его, особенно тогда, когда грешный и лукавый народ отвергает Христа и Слово Его.

Ничто иное, как только взятие на себя креста Христова может освободить нас от мира и от наших желаний, а также от “душевной жизни” здесь на земле. Тогда нам не придется более стыдиться ни Его Самого, ни Слова Его, ибо мы “выйдем за стан, нося Его поругание”.

“Ибо кто постыдится Меня и слов Моих... того постыдится и Сын Человеческий, когда придет в славе Отца Своего со святыми Ангелами” (Марк.8:38), – сказал далее Господь в связи со Своим призывом ко кресту, когда Он говорил о потере жизни человеком ради Него и ради Евангелия.

Господь наперед знал, что весть о кресте вызовет огромное возбуждение, что для многих она явится камнем преткновения. Павел говорил, что открытое ему Евангелие – это “слово о кресте”.

Проповедовать Христа как идеального человека – это не “слово о кресте”. Плотской человек добавляет, что нагорная проповедь Христа превосходит слова любого проповедника, который когда-либо появлялся на земле. Древний обольститель людей даже вдохновляет людей на то, чтобы они копировали жизнь, описанную в Нагорной проповеди, если только они оставят в стороне Голгофский крест и Христа как Того, Кто дает силы для несения креста. Еще более сатана может дать тебе силы для внешнего и кажущегося послушания законам Царства Божия, если только ему удастся обольстить душу так, что она примет Евангелие, которое, однако, не является подлинным Евангелием Иисуса Христа.

Проповедовать Евангелие Христа и Его крест, а также мир с Богом посредством Крови и креста, а также крест, который говорит об отделении от мира и о полной отдаче Мужу скорбей, умершего на Голгофе, – это значит требовать внутренней потери жизни, это значит отречься от “душевной жизни”; ибо вследствие такой проповеди, такого Евангелия человек теряет “душевную жизнь” с ее любовью к славе человеческой ради Христа и Евангелия Его.

Крест в повседневной жизни

"Если кто хочет идти за Мною... возьми крест свой... Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее..." (Лук.9:23-24).

Точно также говорит Апостол Павел: “Ибо мы живые непрестанно предаемся на смерть ради Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась в смертной плоти нашей”. И еще: “всегда носим в теле умирание Господа Иисуса” (2Кор.4:12).

В посланиях Апостола Павла мы видим, что имеется определенное общение со смертью Христа, которое вводит нас, так сказать, в новую сферу жизни, откуда мы смотрим на крест, как на пропасть, которая отделяет наше прошлое от настоящего. Мы видели также, что постоянное сообразование со смертью Христа является необходимым для постоянного и утверждающегося откровения силы Его воскресения.

В соответствии с этим открытым впоследствии Павлу Евангелием Господь Иисус Христос просит Своих последователей ежедневно брать на себя крест. Ежедневно нам следует держаться того, что мы распяты со Христом и вооружаться той мыслью, что нам следует быть послушными Ему даже до смерти.

Ежедневно должна происходить сознательная потеря “душевной жизни”, чтобы мы могли окунуться в жизнь нашего Господа.

Ежедневно мы должны быть согласны войти в полное сообразование с Его смертью, не подыскивая для себя удобного креста; наоборот, нам следует распяться с Ним на Голгофском кресте.

Ежедневно! Ежедневно! Ежедневно! – призывает Господь ко кресту, если только дети Его действительно хотят быть распявшимися с Ним вестниками для нуждающегося в помощи мира.

Крест и его требования

"Если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего, и матери, и жены, и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником; и кто не несет креста своего и идет за Мною, не может быть Моим учеником. Так всякий из вас, кто не отрешится от всего, что имеет, не может быть Моим учеником" (Лук.14:26-27,33).

Полная и безусловная отдача – это основной тон всего этого отрывка! Абсолютное притязание Бога как Творца и Избавителя на все, чем мы обладаем и чем являемся, выражено здесь самым наглядным образом Иисусом Христом. Каждое слово весьма значительно и понимать его следует без всяких ограничений. Отец, мать, жена, дети, братья и сестры – все должны быть полностью и окончательно отданы Избавителю, так что отныне человек обладает ими только в Господе и только для Господа.

Но это еще не все, ибо Избавитель притязает на жизнь того, кого Он избавил. Верующий обязан своею жизнью Господу, поэтому жизнь его уже не принадлежит более ему самому.

Он не может также оставить своего креста и думать, что он свободен от него. Он должен нести свой крест – крест Иисуса Христа, который воздействует на всю его жизнь – он должен следовать за своим Господом крестным путем. Крест, несомненно, приведет его к таким местам, где он должен будет убедиться, что он не в состоянии помочь самому себе, и где он должен будет “отрешиться от всего, что имеет”, как от совершенно бесполезного в борьбе против властей, которые восстали на него.

“Отрешиться от всего, что имеет” – это сумма всех требований креста, посредством которого Христос искупил искупленных Своих драгоценной Кровью. Заметим, однако, что верующий “отрешается от всего”, чтобы получить “ныне, во время сие, среди гонений, во сто крат более” (Марк.10:29-30). Далее Евангелист говорит, что верующий получит в грядущем веке жизнь вечную.

Короче, если мы отвергнем себя, получим жизнь вечную; если отвергнем Господа, Который искупил нас, наследуем вечную погибель. Если нам будет открыт крест Иисуса силою Духа Святого, тогда мы потеряем из вида наш собственный крест. При этом мы должны вполне ясно сознавать, что страдания этого времени ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая будет нашим уделом.

Дитя Божие! призыв ко кресту повелителен, требования креста неограниченны, слава креста не может быть выражена вполне человеческим языком. Хочешь ли ты внять призыву креста?


 

ГЛАВА 13

"Тогда соблазн креста прекратился бы" (Гал.5:11).

ПРОПОВЕДЬ О КРЕСТЕ

"Ибо я рассудил быть у вас не знающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого" (1Кор.2:2).

Да, имеется рожденное Духом Святым откровение о Голгофе, значение которого для Сына Божия и для мертвого во грехах мира велико. Это откровение возбуждает в верующем любовь, подобную огню, даже страсть ко кресту, сильное влечение ко Христу, так что Голгофский Страдалец может с довольством смотреть на подвиг души Своей. Это влечение ко Христу превращается в верующем в овладевающую жизнью власть, которая вытесняет на задний план все мысли о личной жертве или о личных выгодах и преимуществах.

Такую пламенную любовь мы находим в жизни и в словах Апостола Павла, особенно в захватывающем выражении 1Кор.2:2, где он пишет: “Ибо я рассудил быть у вас не знающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого”.

Какое полное самоуничижение и даже самоуничтожение означало для него это решение, об этом едва ли мы можем судить сегодня, едва ли мы можем понять его и представить себе, но решение это в течение многих столетий христианства прославляет крест Господень. Во времена Павла крест был орудием казни самых скверных и самых недостойных преступников. С крестом сочетали все, что ненавидело человечество, что оно презирало, что являлось для него самым ужасным, точно так же, как сегодня человечество сочетает свои самые худшие представления со словом “виселица”.

Безусловно, необходимо было такое откровение непосредственно от Бога, чтобы такой гордый фарисей как Павел, дошел до такого состояния, что начал хвалиться крестом Господним и не стал стыдиться такого Евангелия, какое он получил. Лобное место стало для него самым славным местом, потому что на этом месте было совершено спасение для всего мира. Нет ничего удивительного в том, что мир стал называть его безумцем!

Тем не менее он пишет коринфянам: “Ибо я рассудил, (то есть решил) быть у вас не знающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого”.

Коринф стоял весьма высоко в смысле того, что касалось понимания духовных истин, но очень низко в смысле нравственной жизни и скверных обычаев. Коринф увлекался философиею и литературой, глубоко понимал их, но он очень глубоко погряз в грехах. Мог ли он добиться того, чтобы коринфяне приняли его весть и выслушали Евангелие, которое он проповедовал им средствами человеческой мудрости и познания? Вопрос этот, несомненно, волновал сердце Павла, когда он размышлял о духовном состоянии города и его жителей.

Апостол мог бы заключить, сделать вывод, что к коринфянам лучше обратиться вооруженным человеческой мудростью, ибо он изучил мирскую мудрость в Тарсе, школы которых считались во многих отношениях лучше школ в Афинах, притом он был еще тщательно наставлен во всем законе иудейском в Иерусалиме. К тому же он был римским гражданином, обладал известным авторитетом, и поэтому мог бы выступить против коринфян на их собственной почве и дать сражение по каждому пункту.

Более того, он, восприимчивый, тонко чувствующий все и ясно видящий все человек, очень хорошо знал, что сказали бы о нем коринфяне, если бы он именно так поступил. Его объявили бы безумцем, а весть о кресте – соблазном и глупостью.

Апостол предвидел все это. И все же пред лицом этого он решил отложить в сторону всякое плотское оружие и возвещать преткновенную и ненавидимую весть о распятом Мессии, полагаясь вполне на то, что Дух Святой “слово о кресте” превратит в “силу Божию”, так что все верующие обретут почву для своей веры “не в убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении духа и силы” (1Кор.2:4).

Это решение Апостола свидетельствует о том, что он отодвинул себя совершенно на задний план, т.е. скрылся за возвещаемой им вестью, окончательно отбросив в сторону собственную славу. Сегодня нам особенно необходимы такие именно проповедники креста, потому что сегодня, в 20 столетии, мы стоим почти перед теми же проблемами, перед какими стоял Апостол в высокообразованном Коринфе. Вестники Божии должны решить для себя твердо, будут ли они полагаться на плотское оружие, на слова, подсказываемые им человеческой мудростью, или же они целиком и полностью положатся на силу Божию в своем свидетельстве о Голгофском кресте, в свидетельстве, которое и сегодня плотскому человеку представляется таким же камнем преткновения, как и во дни Павла.

Проповедь о кресте

"И когда я приходил к вам, братия, приходил возвещать вам свидетельство Божие не в превосходстве слова или мудрости... И слово мое и проповедь моя не в убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении духа и силы" (1Кор.2:1,4).

Апостол описал средства, которыми воспользовался Бог для выполнения Своих намерений в мире. Он избрал немудрое, слабое, неблагородное, презренное, чтобы посрамить мудрое и сильное. “И незнатное мира и уничиженное и ничего незначащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее”(1Кор.1:28).

“И когда я приходил к вам, братия, приходил... не в превосходстве слова или мудрости”. Я приходил к вам, – пишет Апостол коринфянам, – “в немощи и в страхе и в великом трепете”, я проповедовал вам тайну Божию, и “слово мое и проповедь моя” утверждались “не в убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении духа и силы”.

Если бы проповедь о кресте не получила свидетельства Духа Святого, то она, несомненно, была бы камнем преткновения, ибо без просветляющей и без убеждающей силы Духа Святого, находящегося позади вести о кресте, человеческий разум не в состоянии преподнести погибающему грешнику Слово Евангелия. Ответ человеческого разума, брошенный на Голгофский крест, может служить усыпляющим средством для совести. Ослепленные люди могут также материализовать весть о кресте, поклоняясь внешним символам креста и, таким образом, оставаться исключительно при внешней форме креста.

Враг креста хорошо знает, что он может держать души в своем плену и рабстве, даже тогда, когда эти души знают символы креста, но которые не убедились в действительном значении его и не испытали его как силу Духа Святого.

Поэтому “слово о кресте” не нуждается в словах человеческой мудрости, не нуждается в разумных речах для откровения своей силы. Апостол идет гораздо дальше в провозглашении этой истины, говоря, что “Христос послал меня... благовествовать не в премудрости слова, чтобы не упразднить креста Христова” (1Кор.1:17). Не заключено ли здесь разъяснение того явления, что великое познание (разумеется, познание человеческое) смерти Христа остается без живого воздействия на жизнь человека?

Может ли крест Христов быть обращенным в “ничего незначащее” посредством мудрых слов проповедника? Да, это вполне возможно, потому что слова человеческой мудрости едва ли в состоянии передать значение креста, и проповедник часто бывает занят более словами своей проповеди, нежели смертью Того, Кто умер за все человечество. “Мудрые слова”, без всякого сомнения, обращают внимание слушателей более на проповедника, нежели на проповедуемый им крест, более на ораторское искусство, нежели на тему, более на раба, нежели на Господа.

История Голгофы должна быть проповедана утонувшему в смерти миру во всем ее захватывающем обилии плода. На кресте – ни в действительности креста, ни в проповеди о нем – нет ни малейшего прославления плоти.

Апостол Павел на своем примере дает нам показательный урок, который показывает нам, какие необходимые условия должны быть исполнены для действенной проповеди креста. Весть о Голгофе должна быть возвещаема всеми теми, которые согласны быть распятыми – распятыми посредством проповеди о распятом Господе. Крест Голгофский могут проповедовать лишь те, которые постигли силу его, ибо свидетельство Духа Святого основывается на том, что “слово о кресте” должно быть силой Божией для всех, которые верою примут его.

Как засвидетельствовал Дух проповедь о смерти и воскресении Сына Божиего мы видим из книги Деяний Апостолов. Мужи, которые стояли на Голгофе, могли проповедовать Голгофу и смерть Христа; мужи, которые видели воскресшего Господа, могли проповедовать Его воскресение. Свидетельство о смерти и воскресении Христа было для них более, нежели только историческим фактом; оно было для них даже более, нежели учение или основополагающая истина.

Мартин Лютер говорил, что для него свидетельство о Голгофе настолько живо, что ему постоянно представлялось, будто Христос умер только вчера. Особая работа Духа Святого состоит в том, чтобы открыть вестникам креста смерть Христа так, чтобы она стала для них таким же действительным фактом, как и для Апостолов. Только тогда они будут способны предначертать распятого Спасителя пред очами тех, к которым они посланы. Заметим также, что искренняя любовь ко кресту изгонит из сердца их всякие мысли о похвале человеческой или о человеческом порицании, если только вестники эти с сокрушенным сердцем будут возвещать смерть Сына Божиего как единственную надежду для обреченного на смерть человека.

Эта истина именно так была открыта Апостолу Павлу, так что он был вынужден даже заявить, что для него великое горе, если он не проповедует Евангелие. Он смотрел на Голгофу с Божией точки зрения, а также на Того, Кто претерпел там смерть, пренебрегши посрамлением. В этом созерцании Голгофы для Павла была заключена величайшая радость. В сердце его исчезла всякая гордость, он был счастлив от сознания, что и он избран возвещать крест Христов, даже если крест, который он проповедует, станет его крестом, даже если он, как и его Господь, будет пренебрежен и отвержен людьми.

Весть о кресте

"Ибо слово о кресте... сила Божия" (1Кор.1:18).

Переведенное здесь слово “сила” по-гречески “динамис” является корнем слова “динамит”. Апостол говорит, что “слово о кресте” является именно такой силой, силой Божией, но не скрытой силой, а силой действующей, открытой. В Голгофском кресте Бог, так сказать, сконцентрировал всю Свою власть и силу для того, чтобы спасти погибающий мир. Поэтому “слово о кресте” является силой Божией во всей ее действенности для всех, кто принимает его. За этим словом скрыто всемогущество. Господь Иисус говорил ученикам Своим, что когда Он вознесется от земли, то силой креста Он привлечет к Себе многих.

Заметим, что не простое повествование о кресте, а “слово о кресте” является силой Божией. Не спекуляции, не размышления о значении креста, а чистая проповедь, простая проповедь о кресте Христа, как Павел возвещал его, будучи одним из тех, кому воскресший Господь непосредственно вручил эту весть – это сила Божия.

Служители Божии стоят сегодня перед вопросом: верим ли мы действительно, что в проповеди о кресте заключена сила Божия, или же мы налагаем на нашего Бога рамки, полагая, что “слово о кресте” нуждается в многословии для своего разъяснения? Разве “слово о кресте” не является дарованным нам ключом, которым мы можем открывать сердца людей? Некто сказал, что “слово о кресте” точно так соответствует ему как его ключ к его же дверному замку. Эта истина верна для каждого человеческого сердца, будь это сердце язычника или номинального христианина.

Проповедь о кресте содержит всемогущество в себе. Она же скрывает это всемогущество позади себя, потому что она является силой Божией не только для обремененных грехами грешников, но и для нас, искупленных Господом. Эта сила Божия касается нашей души на каждой ступени жизни, в каждой точке духовного роста, при всяком вопле о помощи. Она никогда не бывает бессильной или непригодной для преднамеренной цели.

Это сила Божия!

Враги креста Христова

"Ибо многие, о которых я часто говорил вам, а теперь даже со слезами говорю, поступают как враги креста Христова. Их конец – погибель, их бог – чрево, и слава их в сраме: они мыслят о земном" (Фил.3:18-19).

В этих словах описаны те, которые посредством проповеди о кресте стали врагами креста Христова, которые не только не ограничились деятельным сопротивлением этой проповеди, но стали открытыми врагами креста. Ибо всякая вражда против креста подлинно коренится во всем, от чего крест хочет нас освободить. Те, которые любят дела земли, ненавидят весть, которая предлагает им освобождение от того, что они любят.

Действительно истинно то, что крест является камнем преткновения для разума. Борьба против креста разворачивается главным образом в нравственной плоскости как в грешнике, так и в искупленном, потому что эта весть добровольно воспринимается лишь теми, кто жаждет освобождения от оков греха, кто желает и жаждет праведности, угодной Богу.

Враги креста Христова! Проповедник, ищущий высоких мудрых слов, делает крест, о котором он проповедует, тщетным; те, которые придерживаются внешних дел, находят камень преткновения и соблазна в его проповеди об освобождении от постановлений мира; те, которые любят дела этой земли, называются врагами “его”, ибо жизнью своей они стремятся к прямой противоположности цели креста. Какая ужасная мысль! Быть врагом Того, Кто умер за меня, чтобы освободить меня от греха и искупить меня, меня, которого Он должен был бы назвать другом Своим и который должен был бы даже быть проповедником креста. Но несмотря на это, он обращает ни во что проповедь о кресте тем, что ищет своей славы в высокопарных и мудрых словах. Но более он ищет любви ко всему земному, ибо всякая склонность к самому себе является фактически враждой против креста Христова.

"Снова распинают"!

"...когда они снова распинают в себе Сына Божия и ругаются Ему" (Евр.6:6).

Сын Божий может быть снова распят и именно теми, которых Он освободил и которые вкусили жизнь, дарованную Им всем тем, которые последовали Его призыву.

Христос вышел из сферы власти мира и сатаны. Теперь только те, которые искуплены кровию Его, могут снова распинать Агнца. Именно о них и говорится, что они “соделались причастниками Духа Святого”, а теперь огорчают Духа благодати и предпочитают возвращаться к порокам мира, от которых они были избавлены прежде, так что теперь они поносят и распинают Господа, Который искупил их прежде. “Ибо если, избегнув скверн мира через познание Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, опять запутываются в них и побеждаются ими, то последнее бывает для таковых хуже первого. Лучше бы им, – говорит Апостол, – не познать пути правды, нежели, познав, возвратиться назад от преданной им святой заповеди” (2Пет.2:20-21).

О, если бы Дух Святой осветил смерть Христа на кресте таким ярким светом, чтобы каждое дитя Божие могло постичь чрезвычайную греховность греха в свете Голгофы! О, если бы борьба против греха до крови, до смерти, была знамением всех искупленных наших дней, так чтобы они могли глубоко понять, что всякая склонность ко греху – это “снова распинать” Того, Кто пролил за них Свою драгоценную кровь, что эта склонность – это снова умерщвлять Сына Божия, “однажды пострадавшего за грехи наши, праведник за неправедных”, чтобы привести нас к Богу.

“Ему скажут: от чего же на руках у Тебя рубцы? И Он ответит: от того, что Меня били в доме любящих Меня” (Зах.13:6).

Конечно, мы дети Божии, снова наносим Ему раны, когда Он видит, как мы уходим с пути следования за крестом, как мы привязаны в своем сердце или в жизни к чему-то, от чего Он освободил нас через Свою смерть. Человек, который легко относится ко греху, “попирает Сына Божиего и не почитает за святыню Кровь завета, которою освящен, и Духа благодати оскорбляет” (Евр.10:29).

О, дитя Божие! Берегись обмана греха. Берегись, чтобы тебе не лишиться благодати Божией, когда впадешь в искушение и будешь думать, что опять затем обретешь прощение грехов и благодать Божию. Берегись называть грех слабостью или извинять и оправдывать себя за свои спотыкания и падения. С тех пор, как умер Христос, тебе предоставлена полная победа, но тебе для этого необходимо ходить в святом страхе Божием и не прикасаться ни к чему нечистому!


 

ГЛАВА 14

"...но со Своею кровью, однажды вошел во святилище и приобрел вечное искупление" (Евр. 9:12).

АГНЕЦ НА ПРЕСТОЛЕ

"После сего я взглянул, и вот, дверь отверста на небе..." (Отк.4:1).

"И я взглянул, и вот, посреди престола... стоял Агнец как бы закланный..." (Отк.5:6).

В откровении мы имеем своего рода панорамную картину пришествия или явления Господа Иисуса Христа в тот день, когда Он откроется с небес с Ангелами могущества Своего, чтобы торжественно судить тех, которые не приняли Евангелия.

Во вступительных словах книги мы слышим, что откровение даровано Богом Его Сыну Иисусу Христу с выше упомянутым намерением, чтобы Он показал рабам Своим, “чему надлежит быть вскоре” – с этой именно целью “Он показал, послав оное через Ангела Своего рабу Своему Иоанну” (Отк.1:1).

Прославленный Господь указал Павлу на Свой крест, чтобы он возвестил его как весть любви Божией подверженному смерти миру. Сейчас, однако, Он явился Апостолу Иоанну и поручает ему записать в книгу все, что он видел. В Откровении красочными красками изображен небесный образ Голгофы вместе с вечными последствиями отвержения Агнца Божия, умершего на кресте, чтобы взять на Себя грехи всего мира.

Апостол, который от имени Триединого Бога пишет семи церквам, говорит о Господе Иисусе Христе как о первенце из мертвых и уже в самом начале своей книги возвращает нас обратно на Голгофу. Те, к кому Иоанн обращается с посланиями, это те, которых любит Иисус, которых Он возлюбил и омыл от грехов Кровию Своею. Воскреснув из мертвых, Первенец из умерших, Он взошел на небеса как предшественник многих братьев и вошел за завесу. Там Он сделался Ходатаем за искупленных Своих, которые посредством Его смерти за них, а также посредством своей смерти с Ним, избавились от природы первого Адама и принадлежат теперь к небесному царскому роду. Теперь они стали “царями и священниками Богу и Отцу Своему”, наследниками Богу и сонаследниками Христу.

Далее Апостол Иоанн описывает свою встречу с Прославленным Мужем Голгофы, во время которой он получил весть. Эту весть по повелению Господа он должен написать и передать церквям. Когда он пал к ногам Того, Очи Которого, как пламень огненный, он услышал голос, который он когда-то очень хорошо знал на земле: “Не бойся; Я... живой; и был мертв, и вот жив во веки веков” (Отк.1:17-18).

Этот Христос во славе – это тот же Иисус, которого Апостол видел на кресте в поношении и позоре; та же рука, которая была пронзена на кресте, теперь касается его; тело, которое Апостол видел в горнице в Иерусалиме, когда воскресший Господь явился Своим ученикам и показывал им Свои руки и бок, то же тело Апостол видит теперь во славе. Ученики видели Его, как Он возносился на небо, а теперь небо отверзлось, и Тот, Кто был мертв, выступает теперь, как живой во веки веков с ключами ада и смерти и с полнотою силы.

В посланиях, полученных Апостолом для церквей, Господь описывает Себя тем, которые находятся ныне в скорбях, как Того, “Который был мертв и се жив” (Отк.2:8), как Того, Который страдал и в страданиях победил. Поэтому Он просит избранных Своих быть верными до смерти, и тогда Он даст каждому венец жизни.

После того, как были даны послания тем, которых Он искупил и оправдал Своею Кровию, Он опять скрывается от взора Апостола, скрывая от него также и славу Свою. Однако после этого для Иоанна была открыта дверь на небеса, и он услышал голос, говоривший ему: “Взойди сюда, Я покажу тебе чему надлежит быть после сего”. Апостол Иоанн в духе взошел на небеса, укрепленный прикосновением пронзенной руки Мужа Голгофы. Там он снова увидел Его, единственно Бессмертного, Который обитает в неприступном свете, куда никто не может проникнуть. На небесах Апостол видит престол Господа Бога Всемогущего; он слышит громы, молнии и голоса, которые исходят от престола; он видит богослужение, которое не прекращается ни днем, ни ночью и которое совершается вокруг престола Бога как Творца и Господа всего. Он слышит, как небесные существа восклицают: “Свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель... Достоин Ты, Господи, принять славу и честь и силу, ибо Ты сотворил все, и все по Твоей воле существует и сотворено” (Отк. 4:8,11).

В руке Бога, Господа и Творца, Апостол видит “книгу”. Чаша неправды на земле полна до краев. Творец определил, что наступила полнота времени, когда закончилось время благодати и наступил период суда над всеми людьми, которые восставали против Господа.

Голос Ангела раздается по небесам: “Кто достоин раскрыть сию книгу и снять печати ее?” Кто достоин выполнить предвечные планы Божии, планы Того, пред Кем Ангелы в трепете закрывают свои лица, восклицая: “Свят, свят, свят Господь Саваоф!” Никто на небесах не оказался достойным для этого, даже самый высокий Ангел Божий.

Кто же теперь должен будет открыть книгу? Кому Всевышний поручит это дело? Кто должен будет судить мятежный мир, когда ни один Ангел небесный не оказался для этого достойным?

Вдруг Иоанн видит на престоле Божием “Агнца как бы закланного” (Отк.5:6). Отец передал весь суд Сыну, “дабы все чтили Сына, как чтут Отца” (Ин.5:23). Он, отдавший Свою жизнь в выкуп за грешников, Он Один достоин совершить суд, который неизбежен для всех непокорившихся Евангелию (2Фес.1:8-9).

Об Агнце, Который посреди престола, сказано, что Он “стоял... как бы закланный”. Совершенная на Голгофском кресте жертва всегда свежа, всегда нова. Она хранится в сердце (т.е. в центре) небес, она живо представлена пред очами всех небес.

У Агнца “семь рогов и семь очей, которые суть семь духов Божиих, посланных во всю землю”. В видении о престоле Творца мы видели “семь духов”, которые стояли пред престолом. Однако Отцу благоугодно было, чтобы во Христе обитала “вся полнота Божества”. В соответствии с этим в закланном Агнце, Который восседает на небесном престоле сконцентрирована вся полнота Духа Святого, вся полнота власти, вся полнота света. Именно от закланного Агнца Дух Святой “послан во всю землю”, ибо Он постоянно исходит от Отца через Сына в мир и проникает в сердца, которые охвачены сомнением по отношению к самим себе, которые под бременем своих грехов обращаются к Голгофе. Дух Святой готов каждому человеку даровать силу смерти Сына Божия и овладеть каждым искупленным ради Того, Который искупил его Своей драгоценной кровью.

Суд Агнца

"И Он пришел и взял книгу..." (Отк.5:7).

Он Агнец, Который умер за грешное человечество, взял книгу в Свои пронзенные руки, зная, что это означает для всех тех, кого Он искупил.

А искупленные на небесах, которые смотрели на Него, когда Он выходил, чтобы исполнить волю Отца, пели: “Достоин Ты взять книгу и снять с нее печати; ибо Ты был заклан, и кровию Своею искупил нас Богу из всякого колена и языка, и народа и племени” (Отк.5:9).

И много, много тысяч Ангелов пали пред Агнцем и восклицали громким голосом: “Достоин Агнец закланный принять силу и богатство, и премудрость и крепость, и честь, и славу и благословение”, а в это время Апостол слышал, что “всякое создание... говорило: Сидящему на престоле и Агнцу благословение и честь, и слава и держава во веки веков”.

Здесь, где Апостол Иоанн открыл для нас небо, мы видим Голгофу с небесной точки зрения. Закланный на земле Агнец сидит на небесах на престоле! Распятый теперь прославлен. Он прославлен как Голгофский Агнец, и вокруг Агнца сосредоточено поклонение на небесах.

Все, что открыто ныне о деле Его на небесах, свидетельствует о том, что все основано на жертве на кресте. Агнец на небесах как победитель Голгофы, как Агнец победивший на кресте, достоин снять всякую печать с предложенной Ему книги. А снятие всякой печати предшествует ужасным судам над миром. Отец отдал суд в руки Того, Кто стал умилостивлением за грехи мира.

Так мы кое что узнаем о непреодолимой отвратительности греха в очах святого Бога, и прежде всего о величайшем грехе пренебрежения и отвержения жертвы, которую Бог усмотрел за грехи людей прежде создания мира. То обстоятельство, что Агнец, возлюбивший грешника и умерший за него, претерпевший невиданные в мире страдания и позор, отдал Свою жизнь в выкуп за многих, открывает теперь новую эру – период суда над богоотступным миром. Это обстоятельство одновременно свидетельствует о том, что праведный Бог не может не наказать грех. Отдав Свою жизнь за грешников, Христос подарил миру время благодати, день спасения; подчеркиваем, что день спасения Он даровал испорченному грехом миру. Но вот теперь это время миновало; теперь Он должен уничтожить всякую власть, силу и господство восставшего против Него мира, ибо упразднив “всякое начальство и всякую власть и силу... Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои”. Последний же враг истребится – смерть, потому что все покорил под ноги Его “Отец Его” (1Кор.15:24-28).

Когда начнется суд, тогда уже никто не будет говорить испуганным на земле душам, что основным ядром их грехов являлось отвержение распятого Агнца Божия, ибо они сами будут это сознавать, когда инстинктивно воскликнут: “Горы и холмы, падите на нас и покройте нас!” (Лук. 23:30) .

О, кто может предчувствовать глубину гнева раненной любви! Кто может представить гнев презренного и отверженного милосердия!

Агнец как Вождь

"Ибо Агнец, Который среди престола, будет пасти их и водить их на живые источники вод..." (Отк.7:17).

Агнец, закланный на земле и превознесенный на небесах на престол, не только является центром всякого поклонения на небесах, Ему не только дано право снимать печати судов над землей, но на небесах мы видим Его снова как Вождя, как Предводителя многочисленных сонмов искупленных Им людей.

Издыхающие от бедствий на земле люди знают, что они ранили Агнца, а искупленные на небесах знают, что они обитают во славе именно ради Него и через Него. Первая группа из живых существ и старейшин, представленная нам, незамедлительно исповедывает, что они искуплены Богу Кровию Агнца и что они ожидают, когда Агнец возьмет книгу и снимет первую печать ее (Отк.5:9).

Позже мы встречаем вторую группу, которая представлена как огромный сонм, которого никто не мог перечесть, собранный их всех племен и колен, и народов и языков (Отк.7:9-17). Этот сонм стоял пред престолом Божиим, служа Богу день и ночь, а Сидящий на престоле обитает над ними, т.е. покрывает их Своим присутствием. Это те, которые омыли одежды свои Кровию Агнца, и Он, Который вместо радости претерпел крест, будет пасти и водить их к источникам вод. Страдания их уже миновали, и теперь Бог отрет всякую слезу с очей их.

Еще мы видим Агнца во главе другого сонма, на этот раз точно исчисленного. Принадлежащие к этому сонму названы тоже “искупленными от земли”, которые “следуют за Агнцем, куда бы Он ни пошел. Они искуплены из людей, как первенцы Богу и Агнцу” (Отк.14:1-14).

Агнец как Победитель

"Они будут вести брань с Агнцем, и Агнец победит их" (Отк.17:14).

Суд за судом постигают землю, когда снимаются печати и раздаются трубные звуки. Зло и неправда становятся на земле все злее, пока голос от четырех углов жертвенника не начнет взывать к Богу о мщении.

На углах золотого жертвенника, по ветхозаветному прообразу, возлагалась кровь закланной на медном жертвеннике жертвы; оттуда, с золотых углов, кровь взывала к Богу о пощаде. Но вот теперь раздается голос, который требует отпустить на свободу силы суда. “Отсюда мы можем заключить, что предложенная прежде свободная благодать и прощение Божие не принимаются более в расчет, что все средства для уничтожения грехов и для избавления теперь уже отвержены и что единственная святая жертва искупления попрана ногами” (Сейс, “Толкование Откровения”). “Обремененное виной человечество восстало против святого плана Божиего искупления. Отчуждение от Бога возросло так высоко, особенно в отношении презрения и сопротивления кресту... что наконец даже проникнутый исключительно только милосердием жертвенник вынужден взывать о мщении и требовать праведного суда Божиего” (Сейс).

Далее следуют образ за образом ужасных дел мятежного человечества, которое действует, как орудие в руках сатанинских сил. Эти образы указывают на некоторых немногих, которые победоносно вышли из пустыни греха. Затем мы видим Агнца как предводителя, но на этот раз сонма воинов. “Мерзости земные” (Отк.17:5) достигли своей вершины в тайне великого Вавилона, который упоен кровию святых. Мятеж властей, кажется, достиг своего апогея и направлен против Агнца. Но Агнец, закланный на кресте, является “Господом господствующих и Царем царей”. Как Победитель Голгофы Он уверен в победе, а воины, которые вышли вместе с Ним на последнюю великую битву, “суть званные и избранные и верные” (Отк.17:14).

После этой последней борьбы между Агнцем и всем тем, что восстало против Бога и против Помазанника Его, Иоанн слышит голос великого сонма святых, как бы голос вод многих, которые говорят: “Аллилуйя! ибо воцарился Господь Бог Вседержитель. Возрадуемся и возвеселимся и воздадим Ему славу, ибо наступил брак Агнца” (Отк.19:6-7).

Христос, победивший на кресте и ожидавший, пока искупленные Его будут призваны из всех народов, теперь, наконец, восторжествовал над всякой силою и властью и подчинил ее Себе под ноги.

Близок уже час, когда осуществится высочайшая цель, ради которой Он отдал Свою жизнь, ибо Он возлюбил Свою Церковь и отдал за нее Себя в жертву, “чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющей пятна, или порока, или чего-либо подобного” (Еф.5:27). Теперь Агнец дарован Церкви, теперь Он облечет ее в Свою чистую и прекрасную праведность (драгоценный белый и чистый виссон есть праведность святых).

Еще раз открывается небо, еще раз появляется Муж Голгофы, “очи у Него как пламень огненный”, а за Ним следуют воинства небесные, “облеченные в виссон белый и чистый”. Он идет, чтобы окончательно овладеть землею, над которой Он теперь должен господствовать. Дракон связан на тысячу лет, а царства мира стали теперь Царством Господа Иисуса Христа, и те, которые стали царями и священниками Богу, будут царствовать с Ним тысячу лет (Отк.20:1-6).

После этого Апостол заглядывает в вечность, которая начнется после Великого Суда у белого престола и после того, как будет уничтожен последний враг – смерть. Он видит в видении город, который сходит от Бога с небес, “приготовленный, как невеста, украшенная для мужа своего” (Отк.21:2). Первое небо и первая земля миновали. “И сказал Сидящий на престоле: се, творю все новое”, и далее: “И сказал мне: совершилось!” Забыта ли Голгофа? Нет! Имя Того, Кто был мертв и се жив по-прежнему Агнец.

Все другие имена, которые открывают нам различные стороны Христа, теперь уже лишние, теперь, когда слава Его полностью открылась. Все эти имена вошли в одно имя, которое превыше всех имен, в имя, которое останется на всю вечность.

Имена избранных Апостолов, которые были с Ним в искушениях, перенесенных Им на земле, написаны на основании святого города, ибо они положили основание Церкви, когда проповедовали “слово о кресте” под насмешками людей и при открытом их сопротивлении. В этом городе нет никого, имя которого не было бы записано в книге жизни у Агнца. Те, которые хвалились крестом Его и которые получили жизнь через Его смерть, теперь уподобились образу Агнца.

“Храма же я не видел в нем; ибо Господь Бог Вседержитель – храм его, и Агнец. И город не имеет нужды ни в солнце, ни в луне для освещения своего, ибо слава Божия осветила его, и светильник его – Агнец” (Отк.21:22-23).

“И будут видеть лицо Его, и имя Его будет на челах их” (Отк. 22:4).

“И престол Бога и Агнца будет в нем, и рабы Его будут служить Ему” (Отк.22:3).

 

 

 

• Home • Up • Духовная Война • Твои Cокрытые • Работа Святого Духа • Война со Святыми • Единство со Христом • История Иова • Пробуждениe Духа Молитвы • Молчание Иисуса • Свидетельство Эвэна Робертса • Пробуждение в Уэльсе • Приготовление к Небесной Жизни • Молитва и Евангелизм • Загружать • Много Плода • Жизнь в духе • Жизнь из Смерти • Завоевание Ханаана • Умирая, чтобы жить • Конференция в Матлоке • Голгофский Крест • Будьте Сильны • Борьба с Властями Тьмы •